Добро пожаловать на официальный сайт Россельхознадзора!
|
Пресса о нас

Версия для печати | Источник

Выявили. Устранили. Работаем дальше

12 ноября 2016 г.Советская Белоруссия № 218 (25100)

© sb.by

Для наших переработчиков сельхозпродукции российский рынок приоритетен. Основной экспорт продуктов питания под знаком «Сделано в Беларуси» идет в регионы страны—соседки. За годы работы на этом рынке наши бренды стали по—хорошему узнаваемы. Тем не менее «молочно—мясные» недоразумения то и дело возникают в соседских отношениях. С разной периодичностью тонны грузов попадают под запрет служб Россельхознадзора. Повод — нарушения норм и требований. Что происходит на самом деле, в чем корень проблемы? Мы пригласили к разговору руководителя Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Брянской и Смоленской областям Алексея Щеглова:

— Алексей Михайлович, Беларусь и Россия на равных работают в Таможенном союзе...

— И вопросы обеспечения безопасности продукции, поступающей на рынок Таможенного союза, являются одинаково насущными и для российской, и для белорусской стороны. Мы все заинтересованы в безопасности продуктов питания. Подчеркну, базовым элементом экономической интеграции Таможенного союза является техническое регулирование, то есть установление единых обязательных требований к продукции, в том числе пищевой. Такой формат аналогичен подходам, применяемым в Евросоюзе и других интеграционных объединениях. В настоящее время сфера технического регулирования практически полностью охватывает все направления контроля сырья и готовых продуктов.

— Нормы российского и белорусского законодательства, ныне действующие в этой сфере, совпадают?

— Отвечу так. Единое экономическое пространство подразумевает переход на единые требования, гармонизацию всех задач и функций, связанных с применением технических регламентов, а также обеспечивает единство измерений и унификацию принципов государственного контроля. Другими словами, Россельхознадзор и его референтные центры руководствуются требованиями технических регламентов Таможенного союза ровно так, как ими руководствуются наши коллеги из Беларуси. Вместе с тем выстроенная Россельхознадзором вертикаль контроля, основанная на управлении рисками через ведомственные электронные системы, на мой взгляд, имеет ряд преимуществ, которые позволяют эффективно отслеживать негативные процессы и нивелировать их на ранней стадии.

— Расскажите подробнее...

— Интегрированная система «Ветис» дает возможность отследить поступление сырья на предприятие. Учесть прежнюю «негативную или позитивную историю» лабораторных обнаружений, а также результаты контрольно—надзорной деятельности в отношении предприятия и рассчитать возможный риск выпуска в оборот небезопасной продукции. При этом электронная система уведомления незамедлительно рассылает всем заинтересованным лицам соответствующие сообщения. Таким образом, предприятие—производитель наравне с надзорным органом владеет полной и достоверной информацией и способно незамедлительно отреагировать. То есть внести корректировки в разработанную им систему ХАССП — концепцию, которая предусматривает систематическую идентификацию, оценку и управление опасными факторами, существенно влияющими на безопасность продукции. Убежден, только при полной информатизации действий надзора может быть обеспечена прослеживаемость оборота сырья, прозрачность самого надзора и своевременная информированность всех участников рынка.

— В Беларуси разве иной подход?

— Практика нашей работы показывает, что белорусские производители, не используя наш ресурс или аналогичный собственный, лишены возможности вовремя вносить корректировки в свою систему производственного контроля качества и безопасности. Вместе с тем коллегам из Беларуси Россельхознадзор неоднократно предлагал весь спектр программных продуктов, входящих в состав интегрированной информационной системы «Ветис». Это свод лабораторных исследований, мер реагирования, учет ввоза и вывоза как животноводческой, так и растениеводческой продукции, другие необходимые реестры. Однако до настоящего времени коллеги ограничиваются лишь той частью, где наши специалисты размещают информацию о результатах лабораторных исследований, и используют ресурс лишь в части наблюдения.

— В последнее время новости о запрете ввоза белорусской продукции из—за тех или иных нарушений появляются регулярно. Все—таки в чем выражаются отклонения от норм?

— Давайте вначале уточним. Речь пойдет о растениеводческой и животноводческой продукции, произведенной на территории Беларуси. Как в одном, так и в другом случаях мы часто выявляем несоответствие ввозимой продукции заявленной в документах. Так, например, в транспортном средстве перевозят мясо птицы и мясо говядины, а ветеринарно—сопроводительные документы выданы только на мясо говядины, при этом мясо птицы загружено так, «чтобы было не видно». К сожалению, это не единичный случай, таких примеров достаточно. Можно ли такие нарушения считать бюрократическими препонами российской надзорной службы? Безусловно, нет.

— Расшифруйте еще одну формулировку нарушения, которая встречается в официальных сообщениях Россельхознадзора, — «Ввоз животноводческих видов с авансовыми датами выработки»...

— Объясню, что это означает. Предприятие, желая продлить срок реализации своей продукции в торговом обороте, обозначает дату выработки более поздним числом. Можно ли отнести такого рода нарушения только к «документарным»? Как специалист отвечу — нет, поскольку эта продукция, попадая в торговый оборот, будет реализовываться уже после срока ее годности. Вероятно, что исследования образцов, которые мы отберем при ввозе, и не выявят отклонения от норм безопасности, а вот исследования образцов, отобранных в торговых точках, уже будут иметь совсем другие показатели.

Акцентировал бы внимание еще на одной проблеме — порядке декларирования предприятиями своей продукции. Зачастую декларации о соответствии, зарегистрированные белорусскими производителями, не подтверждаются полным спектром лабораторных исследований, требуемых Техническим регламентом Таможенного союза. Если же такие протоколы имеются, то нередки случаи, когда предприятие проводит исследования в лабораториях, не имеющих соответствующего оборудования, но выполняющих все работы в течение нереально короткого времени. В этом году по предписаниям Управления Россельхознадзора по Брянской и Смоленской областям отменено действие 38 деклараций о соответствии белорусской пищевой продукции.

— Но отчего такие претензии возникают, скажем так, волнообразно? То все гладко, то вдруг вал запретов?

— Все дело в отсутствии ведомственной информационной системы в Беларуси, которая позволяла бы прослеживать «ветеринарную историю предприятия». В частности, по ввозу сырья, нарушениям технологических процессов производства, сырьевым зонам и применению тех или иных ветеринарных препаратов. К чему это ведет? К тому, что референтные центры Россельхознадзора должны самостоятельно формировать риск—ориентированную дорожную карту по каждому предприятию Беларуси. Затем подобрать методику и выявить наличие тех или иных препаратов. После чего «доложить о происходящем» коллегам для принятия мер. Вероятно, из средств массовой информации вы знаете о проблемах с метронидазолом. После корректировки Россельхознадзора появились проблемы консервантов, потом массовой доли белка. Пока этот процесс нарушений выглядит так: Россельхознадзор выявил — коллеги из Беларуси устранили — работаем дальше.

— А если обратиться к конкретным примерам?

— Привести примеры не составит труда, поскольку история каждого предприятия, как я уже говорил, внесена в информационный ресурс Россельхознадзора. Итак, ОАО «Слуцкий сыродельный комбинат» — в 6 случаях выявлено содержание остаточного количества метронидазола в молочной продукции. Остаточное количество метронидазола не допускается в сырье и продукции животного происхождения согласно требованиям ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции». Более чем в 40 образцах различных видов сыров обнаружено превышение консерванта натрия азотнокислого. Содержание этого консерванта в пищевой продукции регламентировано в ТР ТС 029/2012 «Требования безопасности пищевых добавок, ароматизаторов и технологических вспомогательных средств». 7 случаев выявления несоответствия сухого молока требованиям ТР ТС 033/2013 «О безопасности молока и молочной продукции» по показателю «массовая доля в сухих обезжиренных веществах молока», что является признаком фальсификации...

— Только слуцкое предприятие имеет такую «историю» в базе данных Россельхознадзора?

— Не только. ОАО «Рогачевский молочно—консервный комбинат» — 1 случай выявления содержания остаточного количества метронидазола, 8 случаев превышения предельно допустимых значений консерванта натрия азотнокислого, 1 случай выявления фальсификации сухого молока. ОАО «Лепельский молочно—консервный комбинат» — 1 случай выявления содержания остаточного количества метронидазола, 3 случая выявления фальсификации сухого молока. ОАО «Лидский молочно—консервный комбинат» — 1 случай выявления содержания остаточного количества метронидазола, 4 случая выявления фальсификации сухого молока. ОАО «Барановичский молочный комбинат» — 1 случай превышения предельно допустимых значений консерванта натрия азотнокислого, 5 случаев выявления фальсификации сухого молока. Я привел данные только одного референтного центра — ФГБУ «Брянская межобластная ветеринарная лаборатория».

— Подобные отклонения — это проблема только белорусских производителей сельхозпродукции или у российских предприятий они тоже имеют место быть?

— Безусловно, нарушения выявляются и у местных производителей. Меры принимаются очень жесткие. Только в этом году наша служба приостанавливала деятельность 19 предприятий Брянской и Смоленской областей. Отменено 50 деклараций о соответствии на молочную продукцию. Хочется отметить, что ни одно из предприятий—нарушителей не было внесено в реестр хозяйствующих субъектов, дозволяющий экспорт, в том числе в страны Таможенного союза. В то же время действующая система оценки возможности участия предприятия в экспорте носит более лояльный характер. Нередко внесенные в реестр многочисленные потребительские общества, торгово—распределительные площадки являются системными нарушителями. На их базе и формируются сомнительные партии продукции, в том числе с нечитаемыми клеймами, частично без документов, с продукцией, находящейся в статусе «запрета», и другими отклонениями от требований.

— Тема нестыковок и расхождений на слуху уже не первый год. Отсюда вопрос: на ваш взгляд, какие встречные действия помогут достичь разумного компромисса? Ведь работаем на общий интерес в едином экономическом пространстве.

— Повторюсь, требования в Таможенном союзе одни. И лишь партнерские отношения приведут к результату, желаемому для всех.

Комментарий по теме

Александр Субботин, директор Департамента ветеринарного и продовольственного надзора Минсельхозпрода Беларуси:

— Начну с того, что государственная ветеринарная служба Беларуси гарантирует безопасность продукции животного происхождения, которая пересекает таможенную границу страны в сопровождении ветеринарно—сопроводительных документов, оформленных по всем правилам. К сожалению, в каждой стране могут встретиться недобросовестные перевозчики или владельцы груза, которые ради дополнительной выгоды идут на нарушение закона. И ни один компетентный орган не в силах повлиять или проконтролировать человеческую жадность. Собственно, для этого и существуют таможни — чтобы помочь в организации подобного контроля, который идет на пользу обеим странам. Жаль только, что такое «пятно» часто ложится на производителя продукции, который не всегда бывает виноват.

Что касается контроля, в Беларуси используется система раннего оповещения «Сирано», входящая в систему «Ветис». На основании срочных отчетов о выявлении несоответствий в белорусской продукции, зарегистрированных в «Сирано», в стране запускается целый механизм по расследованию причин их возникновения с участием Департамента ветеринарного и продовольственного надзора, облисполкомов, региональных государственных ветеринарных служб, ГУ «Ветеринарный надзор», региональных служб Минздрава и Госстандарта. Полученные материалы анализируются, рассматриваются и предоставляются в Россельхознадзор.

Стоит сказать и о том, что все отмененные декларации о соответствии, зарегистрированные белорусскими производителями, имели полный перечень лабораторных исследований, требуемых Техническим регламентом Таможенного союза. Все исследования проводились в белорусских лабораториях, аккредитованных Белорусским государственным центром аккредитации на проведение испытаний и измерений, необходимых для применения и исполнения требований соответствующих Технических регламентов Таможенного союза. Или же исследования проводились в российских лабораториях, размещенных в Едином реестре аккредитованных органов по сертификации испытательных лабораторий (центров) Таможенного союза (национальная часть Российской Федерации).

Белорусская сторона не отрицает, что в оформлении некоторых наших деклараций были допущены ошибки, но они никак не относятся к отклонениям от норм безопасности.

К сожалению, система «Сирано», как практически все программные ресурсы, также имеет свои недостатки. В частности, не все срочные отчеты, касающиеся белорусской продукции и размещаемые в «Сирано», становятся доступны для белорусских ветеринарных служб. Об этой проблеме департамент сигнализировал в Россельхознадзор еще в июне текущего года, но вопрос, видимо, пока до конца не решен. Или же не все выявленные несоответствия сразу попадают в «Сирано», из—за чего остаются недоступными для реагирования со стороны белорусских служб. И возникает двойственная ситуация, когда по статистике Россельхознадзора в истории предприятия числится одно количество несоответствий, а по статистике департамента — другое, меньшее.

Например, по статистике департамента за 2016 год, сформированной на основании срочных отчетов в АИС «Сирано», в молочной продукции ОАО «Слуцкий сыродельный комбинат» не фигурирует ни одного случая содержания метронидазола, а во всех филиалах предприятия — только 3 случая. 40 превышений по консерванту были выявлены во время производственного контроля предприятием своей собственной продукции в процессе отработки схемы и дозировки внесения консервантов. При этом продукция не отгружалась ни на внешний, ни на внутренний рынки страны. Из 7 несоответствий в сухом молоке департамент располагает сведениями только о двух. При этом ни одного протокола из Брянской межобластной ветеринарной лаборатории.

Также в распоряжение департамента не поступали протоколы Брянской МВЛ о выявлении метронидазола в ОАО «Рогачевский молочно—консервный комбинат», ОАО «Лепельский молочно—консервный комбинат», ОАО «Лидский молочно—консервный комбинат».

Тем не менее ветеринарная служба Беларуси всегда прислушивается к пожеланиям своих коллег из России и учитывает в своей работе их требования. Только конструктивный диалог в обсуждении и решении возникающих проблем может привести к результату, удовлетворяющему и белорусскую, и российскую сторону. Поэтому мы очень дорожим партнерскими отношениями, развивающимися между ветеринарными службами наших государств.

Категории: Интервью

Ключевые слова: Интервью

-->