Добро пожаловать на официальный сайт Россельхознадзора!
|
Новости

Открытая дискуссия "Структурная организация ветеринарной службы России"

Содержание

  1. февраль 2009
    "О желаниях и возможностях…" А.В. Васильев
  2. 17 марта 2009
    "О желаниях и не желаниях…" Н.А. Власов
  3. март 2009
    "Любовь к эпистолярному жанру" Б.Н. Балыбердин
  4. март 2009
    "Открытое письмо" А.П. Коростелев
  5. 15 апреля 2009
    "За державу обидно"
  6. 15 апреля 2009
    "Ответ начальнику ТОГУ «Мучкапская райСББЖ» А.П. Коростелеву" Н.А. Власов
  7. 17 апреля 2009
    "О софизмах и афоризмах" А.В. Васильев
  8. 20 апреля 2009
    "Замечания не остались не замеченными" Н.А. Власов
  9. 17 апреля 2009
    "Противостояние" А. А.Ларкин
  10. 04 мая 2009
    "Еще одно мнение" А. В.Отряскин
  11. 02 июня 2009
    "Хочу высказать свое мнение" Махнева А.П.

О желаниях и возможностях…

Открытое письмо Главному государственному ветеринарному инспектору Российской Федерации Н.А. Власову

С начала нового года в редакцию поступают письма и телефонные звонки из ветеринарных управлений субъектов Федерации. Они посвящены одной теме: прошедшему совещанию в Министерстве сельского хозяйства, проблемам, которые там обсуждались, и решениям, которые так и не осуществились.

Письмо, направленное руководителем службы ветеринарии Астраханской области, главным государственным ветеринарным инспектором Астраханской области А.В. Васильевым, предварительно было прочитано многими руководителями региональных ветеринарных управлений. В сообщениях, полученных редакцией, они выразили согласие с содержанием письма. И добавили несколько штрихов, усугубляющих картину.

Мы просим высказаться остальных специалистов, как со стороны региональных служб, так и территориальных. Почему, когда мы собираемся вместе, все такие дружные? И принимают верные решения. А как только возвращаются домой, благие намерения улетучиваются. И разгораются новые страсти.

Уважаемый Николай Анатольевич!
Уважаемые коллеги!

Совсем недавно, 25 сентября 2008 года, состоялось заседание коллегии Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору, на которой был заслушан Ваш, Николай Анатольевич, доклад.

Докладчик отметил, что для решения проблемы охраны здоровья граждан и обеспечения безопасности продукции должны выстраиваться взаимодействие и координация деятельности территориальных управлений Россельхознадзора и органов, руководящих ветеринарией в субъектах РФ. Докладчик пришел к выводу, что задача эта до сих пор не решена со всеми вытекающими из этого возможными последствиями, как в части безопасности продукции, так и в части здоровья наших граждан.

Обратите внимание, коллеги, какой интересный получается расклад. Еще несколько лет назад мы об этом не говорили, поскольку проблемы не существовало.

Вывод отсюда может быть один — причиной явилось создание Россельхознадзора в том виде и с той структурой, какую он имеет сейчас.

Появилась данная служба со своими подразделениями в регионах — и существование ранее дееспособной системы государственной ветеринарной службы оказалось под вопросом.

Разве мы ранее вели речь о проблемах взаимоотношений, мешающих реализации государственных задач в сфере ветеринарии?

Спрашивается, зачем нужно было ломать эффективно работающую систему и привносить в нее новации сомнительного толка?

Если говорить о защите территории Российской Федерации от проникновения возбудителей болезней, то эту задачу успешно решали зональные управления ветеринарии на границе и транспорте, и решали их, на наш взгляд, более успешно, чем нынешний Россельхознадзор, хотя бы потому, что никаких проблем взаимоотношений не возникало.

Контуры данной проблемы впервые были обозначены тогдашними руководителями Департамента ветеринарии МСХ РФ на всероссийском совещании в Нижнем Новгороде в июне 2002 г. Интересно, что они сами стали жертвами этой реформы. Давно работающие коллеги помнят, сколь острой была дискуссия по этой проблеме начиная с 2002 г. Если бы тогда прислушались к нашему мнению, которое рождалось в ходе встреч и совещаний в тогдашнем Департаменте ветеринарии под руководством опытнейшего практика Виктора Александровича Апалькина, о том, что территориальные структуры должны создаваться в федеральных округах, а не в субъектах РФ.

В этом случае несомненный и очевидный ущерб, который сулила данная новация, был бы сведен к определенному минимуму.

Не прислушались. Семена соперничества и вражды были посеяны.

А теперь Вы, уважаемый Николай Анатольевич, говорите об «объективных причинах», которые выражаются в отсутствии нормативно-правовой урегулированности. Однако у каждой проблемы есть свои авторы. Вспомните профессора Преображенского в бессмертной комедии Михаила Булгакова «Собачье сердце», который говорит о том, что «разруха всегда начинается в головах у людей». Так и нормативно-правовые проблемы — они существуют только потому, что их не хотят решать те, от кого они зависят.

Хотя, уважаемые коллеги, дело не столько в законодательных проблемах, сколько в желаниях руководителей высокого ранга, обладающих огромным административным ресурсом. Ведь посмотрите, какие полномочия в сфере ветеринарии были переданы Минсельхозом вновь созданному Россельхознадзору:

  1. охрана территории РФ от проникновения возбудителей болезней животных;
  2. регистрация лекарственных средств, кормов и кормовых добавок;
  3. установление и отмена карантина на территории РФ.

Другие же полномочия, такие как:

  1. организация деятельности ветеринарной службы по предупреждению болезней животных;
  2. контроль за выпуском полноценной и безопасной в ветеринарном отношении продукции остались у Минсельхоза в лице его Департамента ветеринарии и у субъектов РФ.

Сколь внимательно бы ни изучали мы нормативно-правовые документы, регламентирующие деятельность Россельхознадзора и его территориальных структур, мы не найдем там полномочий по руководству деятельностью ветеринарных служб субъектов РФ или об ответственности за результаты их работы.

Эту ответственность перед высшей исполнительной властью субъектов целиком и полностью несем только мы, главные госветинспекторы субъектов РФ. Ни в одном документе нет тезиса о нашей подотчетности Россельхознадзору и его территориальным структурам.

Положение о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору гласит: в установленных законом случаях осуществляет надзор за юридическими и физическими лицами, проводит экспертизы... Обращаю Ваше внимание: «В установленных законодательством РФ случаях». Кто сможет назвать эти случаи? Они не прописаны, и в эту брешь и ломятся территориальные структуры Россельхознадзора со своими бесконечными проверками.

Постановление Правительства РФ от 8 апреля 2004 года № 201 (уже 5-й год пошел!) в пункте 2 гласит: «в пределах своей компетенции контролирует и координирует деятельность органов исполнительной власти субъектов РФ».

На деле, коллеги, вместо «пределов компетенции» мы видим полный беспредел.

Теперь о такой нежной материи, как психологическая несовместимость руководителей ветслужб РФ и территориальных управлений, на что Вы, уважаемый Николай Анатольевич, неустанно сетуете. Что, разве это нельзя было предвидеть? Разве авторы реформы не знали и не понимали того простого факта, что наиболее опытные, знающие и работоспособные кадры сосредоточены в ветеринарной службе субъектов — в управлениях и госветучреждениях?

Посмотрим, как и кем укомплектовали территориальные управления? Теми, кто был так или иначе уволен из государственной ветеринарной службы по причине профессиональной несостоятельности или вообще никогда в ней не работал.

На деле была сформирована команда «мстителей», возглавляемая несостоявшимися администраторами и отставными милиционерами, сводящая счеты с управлением ветеринарии за свой «комплекс неполноценности».

Никаких иных задач и интересов мы у них не наблюдаем. Вся их деятельность сводится к дискредитации и шельмованию государственной ветеринарной службы — с тем, чтобы добиться ее фактического развала.

Их «контрольные» вояжи преследуют одну цель — все недостатки поставить в пику госветслужбе. Количество жалоб и сигналов лично на меня, адресованных высшему руководству области, перевалило за сотню. При этом я не написал ни одной, просто потому, что мне некогда. Работы много.

Вы, уважаемый Николай Анатольевич, вносите предложение о моем увольнении с должности.

Якобы по итогам проверки, с которыми нас отказывались ознакомить почти полгода. А может быть, проверять нужно было другую сторону? Не запросив объяснений, не встретившись со мной, даже не будучи лично со мной знакомым, вносите предложение об увольнении. Почему это так? А все очень просто — мы Россельхознадзору и Вам лично чужие. Наша работа, наши истинные проблемы и заботы Россельхознадзору не нужны, неинтересны.

За что уволить на деле? За то, что не хочу подчиняться руководителю территориального управления? А все остальное — благополучие области по гриппу птиц, по целому ряду других инфекций, полное оздоровление от туберкулеза, мощная материально-техническая база — все это в счет не идет. Неинтересно то, что наша облветлаборатория является одной из лучших (газовый хроматограф, жидкостный хроматограф, современный атомник, 4-канальная лаборатория ПЦР, аппаратура иммуноферментной диагностики, аппарат ДРЭЛ для анализа воды по 260 параметрам, не говоря уже об аппаратуре радиологического контроля, микроскопах и т.д.).

Все это называется несостоятельностью лабораторно-диагностической базы. За период моей работы в должности внебюджетные доходы госветслужбы выросли в 40 раз! А Вы говорите о развале, ничего не посмотрев, ни разу в Астраханской области не побывав! Мои приказы фактически объявляете преступными, не удосужившись их прочесть!

Я понимаю Ваше желание уволить Васильева, Полякова, Решетникова и др. Думаю, что коллеги уловили связь с известными решениями судов Амурской области. Однако уж очень перечень невелик. Огласите уж весь список, пожалуйста. Да и нас ли следует увольнять?

Но, даже уволив нас, Вы проблему не решите. Вы обвиняете нас в том, что мы не выполняем 725-е постановление правительства. То есть все валите с больной головы на здоровую. Мы-то его как раз и исполняем. Но вот взаимодействия по известной формуле — «вы будете пахать, а мы вас контролировать и отчитываться о вашей работе наверх» — такого взаимодействия не будет.

А кадровые решения — что ж, они, конечно, нужны. Давно пора, чтобы к руководству отечественной ветеринарией приходили компетентные профессионалы, не «паркетные» специалисты, а люди, знающие дело и душой о нем болеющие.

Чтобы высшие органы руководства ветеринарией были сплавом практики и науки, молодости и опыта, желания и возможностей.

Конкретное предложение:
— необходимо срочно, пока отечественная ветеринария еще не погибла, восстанавливать единство ее структуры и вертикаль управления ею.

Спасибо за внимание.
А.В. ВАСИЛЬЕВ,
главный государственный
ветеринарный инспектор
Астраханской области

февраль 2009 г.

Наверх

О желаниях и не желаниях…

Уважаемая Редакция, я прочитал статью «О желаниях и возможностях…» и думаю, что мне следует на нее ответить, хотя непродуктивные (мягко говоря) дискуссии, где обсуждаются личные мнения и эмоциональные оценки, мне ни когда не нравились. Причем ответить, начиная с редакционного предисловия к упомянутой статье.

В нем сказано: «Письмо, направленное руководителем службы ветеринарии Астраханской области, главным государственным ветеринарным инспектором Астраханской области А.В. Васильевым, предварительно было прочитано многими руководителями ветеринарных управлений. В сообщениях, полученных редакцией, они выразили согласие с содержанием письма. И добавили несколько штрихов, усугубляющих картину.»

Нужно ли понимать редакцию так, что опубликованное «Открытое письмо» на самом деле не письмо Главного государственного ветеринарного инспектора Астраханской области А.В. Васильева, а открытое письмо РЯДА руководителей ветеринарных служб субъектов Российской Федерации? Если это так, то где их подписи? Если это не так, то зачем письму ОДНОГО руководителя региональной ветслужбы придавать статус коллективного?

Теперь – по существу изложенного в письме.

Изложение ответа я поделил на две логические части.

Первая – анализ сказанного в письме А.В. Васильева. Тут мне просто придется длинно цитировать, за что прошу меня извинить.

Вторая – мое мнение по проблемам, задетым в письме.

Часть первая

Первое, что мне бросилось в глаза, когда я читал статью, так это странное несоответствие содержания избранной форме. Открытое письмо кому-то – это все же письмо, направленное личности (в данном случае) через газету. И если статья А.В. Васильева и это действительно «Открытое письмо Главному Госветинспектору» (т.е. на данном временном промежутке - мне), то почему в заголовке письма стоит не только «Уважаемый Николай Анатольевич» но и «Уважаемые коллеги!»? Думаю, что это не только и не столько средство привлечения внимания к проблеме (что есть, собственно, функция любого открытого письма), но и попытка втянуть своих коллег в контрпродуктивный конфликт (организовать эдакий крестовый поход российской ветеринарии против Россельхознадзора), который в последнее время так занимает Главного госветинспектора Астраханской области.

Спрашивается, зачем эта статья? Почему сейчас? Почему не раньше?

Может потому что: «Вы, уважаемый Николай Анатольевич, вносите предложение о моем увольнении с должности.»?

Обсуждению этого предложения, обоснованию насколько оно не справедливо, посвящена примерно треть статьи, последняя треть, исключая 3 последних абзаца.

Так за что крестовый поход? За ветеринарию России? Тогда почему не раньше? Проблема-то не сегодняшняя. А может за спасение кресла Главного Государственного ветеринарного инспектора Астраханской области для А.В. Васильева? Тогда – всё как раз вовремя. И тогда понятен стиль первых двух третей – стиль, воздействующий, в основном не на разум, а на эмоции. Возбуждающий такой стиль. Подстрекающий.

Итак, по порядку.

«Совсем недавно, 25 сентября 2008 года, состоялось заседание коллегии Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору, на которой был заслушан Ваш, Николай Анатольевич, доклад. Докладчик отметил, что для решения проблемы охраны здоровья граждан и обеспечения безопасности продукции должны выстраиваться взаимодействие и координация деятельности территориальных управлений Россельхознадзора и органов, руководящих ветеринарией в субъектах РФ. Докладчик пришел к выводу, что задача эта до сих пор не решена со всеми вытекающими из этого возможными последствиями, как в части безопасности продукции, так и в части здоровья наших граждан.»

Верно, за одним исключением. Упущена маааленькая, но очень важная деталь: я сказал «задача эта до сих пор не решена В НЕКОТОРЫХ СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» и в качестве отрицательного примера привел Астраханскую область. Думаю, что эта деталь упущена совершенно сознательно. Упущена потому, что Вы, Александр Вениаминович, сделали попытку поставить знак равенства в моей оценке СВОЕЙ работы и работы ВСЕХ Главных государственных ветеринарных инспекторов Субъектов Российской Федерации. Делать этого ни в коем случае нельзя, поскольку большинство из них работает хорошо, а некоторые – просто, не побоюсь этого слова, талантливо.

Далее в письме написано: «Обратите внимание, коллеги, какой интересный получается расклад. Еще несколько лет назад мы об этом не говорили, поскольку проблемы не существовало.
Вывод отсюда может быть один — причиной явилось создание Россельхознадзора в том виде и с той структурой, какую он имеет сейчас.
»

Вывод – софистический. Например, с той же степенью обоснованности можно говорить о том, что появление Россельхознадзора вскрыло проблемы в работе региональных ветслужб.

Конечно, проблемы взаимодействия Россельхознадзора с другими органами власти не существовало, да и не могло существовать, до создания Россельхознадзора.

Конечно же, трения между органами власти, один из которых должен надзирать за работой другого, есть в любое время, в любой стране.

Однако, проблема, упомянутая Вами, Александр Вениаминович, отнюдь не повсеместна: в большинстве субъектов Российской Федерации ее нет, в некоторых рабочие трения имеются, однако не перерастают в конфликты, мешающие работе.

И вывод Ваш, Александр Вениаминович слабоват. Логика хромает. С ВУЗа Вы должны ведь помнить, что «Post hoc non propter hoc» (после не значит вследствие).

Причиной явилось не создание Россельхознадзора, а административная реформа. Ее же причиной (одной из, но в данном контексте - основной) явился «парад суверенитетов». Чтобы примирить его и проблему сохранения целостности государства была разработана модель: Федерация передает субъектам целый ряд полномочий (в разных областях, не только в ветеринарии), которых они так хотели, а себе оставляет внешние связи и внешнюю деятельность, формирование политики и законодательства в данной отрасли и, естественно, - контроль за их исполнением (инструментом этого контроля и является Россельхознадзор).

Все логично вроде. И сработало в плане основной цели: страна цела, страна развивается. Одна беда – в области ветеринарии путем не работает пока. Мне кажется, что в ветеринарии и медицине (точнее в эпидемиологии) и не заработает никогда. И та и другая отрасли работают с заразными болезнями. В условиях свободы передвижения людей, животных, товаров животного происхождения распространение заразных (особенно трансграничных) болезней не остановить, если хотя бы надзорная деятельность (и кое-что еще, о чем – ниже) в области ветеринарии и медицины не будет единой, федеральной (в условиях федеративного государства), административно управляемой сверху донизу.

Далее в письме написано: «Появилась данная служба со своими подразделениями в регионах — и существование ранее дееспособной системы государственной ветеринарной службы оказалось под вопросом.»

Лукавите, Александр Вениаминович! Существование «ранее дееспособной…» было поставлено под вопрос раньше – до создания Россельхознадзора. Не в 2004-ом году было поставлено, а в середине 90-х. Напомнить чем? Или сами помните?

«Разве мы ранее вели речь о проблемах взаимоотношений, мешающих реализации государственных задач в сфере ветеринарии?»

Еще и как вели.

«Спрашивается, зачем нужно было ломать эффективно работающую систему и привносить в нее новации сомнительного толка?»

Вот интересно, почему эта мысль с укоризненным оттенком высказана в открытом письме мне? Вы что, Александр Вениаминович, не в курсе, что в момент создания Россельхознадзора я еще в НИИ работал? Или Вы всерьез считаете меня автором административной реформы? Или Вы никогда не слышали моего мнения на сей счет? К ответу на этот тезис по сути вернусь ниже.

В письме написано: «А теперь Вы, уважаемый Николай Анатольевич, говорите об «объективных причинах», которые выражаются в отсутствии нормативно-правовой урегулированности».

Да, я говорю «об «объективных причинах», которые выражаются в отсутствии нормативно-правовой урегулированности».

Почему? Да очень просто: общество живет по законам. Законы создает законодательный орган и Правительство. Реализуясь в общественных явлениях и отношениях, законы и решения правительств становятся частью объективной реальности. Законы мы должны исполнять нравятся они нам или нет. Мы можем их обсуждать, просить законодательные органы их изменить, можем даже сетовать на них или осуждать их, но выполнять обязаны. Для меня закон – часть объективной реальности, даже в том случае если законодательная база противоречива и неполна как в нашей сфере. Вот и приходится мне повторять и повторять: «пропускайте требования закона через свои ум и совесть, думайте об интересах страны, стройте свою работу в соответствии с ними». Жаль, не до всех доходит.

В письме написано: «Так и нормативно-правовые проблемы — они существуют только потому, что их не хотят решать те, от кого они зависят.» Напомню, что Россельхознадзор законодательно лишен права на нормотворчество.

«Хотя, уважаемые коллеги, дело не столько в законодательных проблемах, сколько в желаниях руководителей высокого ранга, обладающих огромным административным ресурсом… Сколь внимательно бы ни изучали мы нормативно-правовые документы, регламентирующие деятельность Россельхознадзора и его территориальных структур, мы не найдем там полномочий по руководству деятельностью ветеринарных служб субъектов РФ или об ответственности за результаты их работы.»

По руководству КАКОМУ?

Каждодневному административному руководству? Конечно, не найдем. Ни кто его осуществлять и не собирается, и не пытается. В том числе и над руководимой Вами ветслужбой Астраханской области.

Функционально-политическому руководству? Еще и как найдем. Кто политику в отрасли формирует? Кто ставит задачи? Кто надзор за Вашей деятельностью осуществлять должен? Не помните? Тогда давайте «внимательно изучать» Постановление Правительства Российской Федерации № 201:

«Россельхознадзор осуществляет следующие функции в сфере ветеринарии:
….
- осуществляет надзор за соблюдение органами государственной власти, органами местного самоуправления, их должностными лицами, юридическими лицами и гражданами законодательства
.....
Свои полномочия Россельхознадзор осуществляет как непосредственно, так и через свои территориальные органы.»
«в пределах своей компетенции контролирует и координирует деятельность органов исполнительной власти субъектов РФ»

В письме написано: «Эту ответственность перед высшей исполнительной властью субъектов целиком и полностью несем только мы, главные госветинспекторы субъектов РФ.»

Будьте скромнее, Александр Вениаминович: «…формирование и реализация на территории Российской Федерации мероприятий в области ветеринарии» являются полномочием Российской Федерации, в реализации которого ПРИНИМАЮТ УЧАСТИЕ (в части касающейся конкретного субъекта Российской Федерации) ветеринарные службы субъектов Российской Федерации». Или это Вы тоже не изучали внимательно?

В письме написано: «Ни в одном документе нет тезиса о нашей подотчетности Россельхознадзору и его территориальным структурам.»

Неправда, есть. В законе «О Ветеринарии», в положении о госветнадзоре, в других документах, регламентирующих ветотчетность, оборот ветдокументов, функции Россельхознадзора.

В письме написано: «Теперь о такой нежной материи, как психологическая несовместимость руководителей ветслужб РФ и территориальных управлений, на что Вы, уважаемый Николай Анатольевич, неустанно сетуете».

Сетую, Александр Вениаминович! Причем приходится действительно неустанно сетовать. Ну что я могу сделать, если ни среди руководителей ветслужб субъектов, ни среди руководителей Теруправлений Россельхознадзора не переводятся люди, которые, вместо того, чтобы ВМЕСТЕ работать на благо ОБЩЕГО дела, годами выясняют: кто из них главнее?

Не нравится, что СЕТУЮ? Тогда давайте вместе (все вместе) попросим Правительство предоставить Главному государственному ветеринарному инспектору России право не только согласовывать назначение Главных государственных ветеринарных инспекторов субъектов и руководителей Теруправлений, но и освобождать от занимаемых должностей тех и других конфликтунов и назначать на их места работников? Очень бы помогло. (Это шутка: просто чтоб призадумались).

Не знаю, видели ли Вы, Александр Вениаминович, рекламный ролик для автомобилистов, который шел в Москве пару месяцев назад. Он замечательный. Там маленькая розовенькая машинка едет. В ней улыбающийся, добродушный автолюбитель. Вокруг машинки беспрестанно мельтешат и бодаются козлики на колесиках. Бодаются потому, что один другого нипочем пропустить не хочет. Видели? Ни чего не напоминает?

«Разве авторы реформы не знали и не понимали того простого факта, что наиболее опытные, знающие и работоспособные кадры сосредоточены в ветеринарной службе субъектов — в управлениях и госветучреждениях?»

Мудрое замечание. А где они ДО РЕФОРМЫ, в ходе которой появился Россельхознадзор, могли быть сосредоточены?

«Посмотрим, как и кем укомплектовали территориальные управления? Теми, кто был так или иначе уволен из государственной ветеринарной службы по причине профессиональной несостоятельности.»

Ай-яй-яй, Александр Вениаминович! Зачем же так? В Россельхознадзоре работает много тысяч ветеринаров. Что ж Вы их так голословно и высокомерно одним куском (сами знаете чего) мазнули? Не по людски как-то, не по христиански даже.

«или вообще никогда в ней не работал.»

Тут не очень понятно что Вы имели в виду.

Может приток кадров? Например, из ВУЗов или НИИ? Это ж естественный процесс. Кадры и Ветупров и Терупров формировались и будут формироваться частично людьми, которые до прихода туда, никогда не работали в ветеринарии.

Может то, что не все сотрудники Терупров, включая и руководителей, являются ветеринарами? Это тоже естественно, так как Терупр занимается не только ветеринарией, но и фитосанитарией, безопасностью зерна, земельным контролем и т.д. Ведь Терупр Россельхознадзора, в отличие от Ветупра Субъекта, - это многопрофильный орган власти. Этот прием - воздействие на эмоции читателя софизмом (софизм – это ложь, похожая на правду, в отличие от парадокса, который - правда, похожая на ложь) – Вы многократно в статье используете.

«На деле была сформирована команда «мстителей», возглавляемая несостоявшимися администраторами и отставными милиционерами, сводящая счеты с управлением ветеринарии за свой «комплекс неполноценности».

Никаких иных задач и интересов мы у них не наблюдаем. Вся их деятельность сводится к дискредитации и шельмованию государственной ветеринарной службы — с тем, чтобы добиться ее фактического развала.»

Опять Вы, Александр Вениаминович, мне одного известного персонажа напомнили: «чем чудовищнее ложь, тем легче в нее верят».

Вы вдумайтесь в то, что Вы говорите! Вы же обвиняете в бездарности, нечестности, подлости и низости несколько десятков тысяч человек, работающих по всей стране. Большинство из них Вы никогда и в глаза не видели.

Вы съездите в Саратов или в Ставрополь, пообщайтесь с коллегами, полюбопытствуйте: как они работают. (Кстати, Виктория Яковлевна, с этим тезисом А.В. Васильева Ваши таинственные «многие … они» тоже «выразили согласие»?)

Теперь переходим к анализу той финальной трети Вашего, Александр Вениаминович, письма, ради которого, как я понимаю, оно и было написано.

«Вы, уважаемый Николай Анатольевич, вносите предложение о моем увольнении с должности. Якобы по итогам проверки, с которыми нас отказывались ознакомить почти полгода.»

Верно, вношу. Первое за мою работу в этой должности. Первое и, хочу верить, последнее. К слову сказать, Ваш случай, действительно, уникальный в Российской Федерации. Я знаю почти всех главных госветинспекторов и могу утверждать, что другого столь последовательного в раздувании конфликтов Главного госветинспектора Субъекта просто нет. И вношу, конечно, не только по результатам проверки. Что есть проверка? Это ж просто контроль – не ошиблись ли мы в выводах.

«А может быть, проверять нужно было другую сторону?»

Конечно. И мы проверяли.

«Не запросив объяснений, не встретившись со мной, даже не будучи лично со мной знакомым, вносите предложение об увольнении.»

Почему же не знакомы? Вы, видимо, меня просто не запомнили, или не заметили.

«Почему это так? А все очень просто — мы Россельхознадзору и Вам лично чужие. Наша работа, наши истинные проблемы и заботы Россельхознадзору не нужны, неинтересны.»

Софизм, Александр Вениаминович, опять софизм: Вы опять пытаетесь распространить оценку ВАШЕЙ работы на ВСЕХ Главных госветинспекторов Субъектов. Еще раз повторяю, что этого делать не следует. Вы лично мне чужды, поскольку подменяете работу Бог знает чем и плохо, неуважительно относитесь к людям.

Но есть и другие – руководители и специалисты Управлений ветеринарии, которые профессиональны, умны, опытны, продуктивны и ЦЕЛЕСООБРАЗНЫ в своих действиях. Я просто не хочу перечислять тут их фамилии, но уверен, что те, о ком я говорю, понимают, что речь о них: не первый год знакомы.

«За что уволить на деле? За то, что не хочу подчиняться руководителю территориального управления?»

А кто Вас просит ПОДЧИНЯТЬСЯ руководителю Терупра? Вас просят НЕ МЕШАТЬ ему работать, Вас просят выполнять свои обязанности, в том числе и в плане отчетности. Просят годами! А Вы все ни как и ни как…

«А все остальное — благополучие области по гриппу птиц, по целому ряду других инфекций, полное оздоровление от туберкулеза, мощная материально-техническая база — все это в счет не идет. Неинтересно то, что наша облветлаборатория является одной из лучших (газовый хроматограф, жидкостный хроматограф, современный атомник, 4-канальная лаборатория ПЦР, аппаратура иммуноферментной диагностики, аппарат ДРЭЛ для анализа воды по 260 параметрам, не говоря уже об аппаратуре радиологического контроля, микроскопах и т.д.). Все это называется несостоятельностью лабораторно-диагностической базы. За период моей работы в должности внебюджетные доходы госветслужбы выросли в 40 раз!»

Читаю и просто умиляюсь… Еще раз: будьте скромнее, ждите когда Вас другие похвалят, не хвалите Вы сами себя!

Про Вас резко писать не хочу, посему Вашу логику промоделирую на своем примере.

Вот что бы подумали обо мне мои коллеги и друзья, если бы я всерьез написал: «За период моей работы в должности финансирование лабораторий Россельхознадзора на приобретение лабораторного оборудования возросло в бесконечное количество раз»?

Ндяяя, подумали бы мои коллеги и друзья, совсем крыша у Власова съехала. Даже и не видать куда. И были бы правы.

Хотя фактически сказанное есть правда: до моей работы в должности Начальника Управления Россельхознадзора на лабораторное оборудование для федеральных лабораторий ни чего не тратили, а в прошлом, например, году потратили около миллиарда рублей. Вот только кто может сказать: если бы на моем месте другой был, может, 2 миллиарда бы потратили?

А если б на Вашем месте другой был, то может, внебюджетные доходы госветслужбы выросли б в 80 раз?

И цифры эти, цифры роста, не Ваша заслуга и не моя. Просто страна с колен подымается, а за нами большие коллективы стоят. Стоят и работают.

А насчет «все остальное», так это в акте проверки почитайте у Вас там этого «остального» - воз и маленькая тележка. Скоро мы эту проверку повторим, уже на более высоком уровне. Выводы, боюсь, будут печальными для Вас.

«А Вы говорите о развале, ничего не посмотрев, ни разу в Астраханской области не побывав! Мои приказы фактически объявляете преступными, не удосужившись их прочесть!»

В области целая наша комиссия была. Очень, кстати, квалифицированная.

Что же до приказов, то их мы читаем. Еще как читаем Ваши приказы. Некоторые из них даже в прокуратуру переправляем. Чтобы там тоже почитали. И, Вы знаете, уже реакция есть. Вот выдержка с официального сайта прокуратуры астраханской области:

«Прокуратурой области выявлены многочисленные нарушения законодательства в деятельности Службы ветеринарии Астраханской области и подведомственных ей учреждений
Прокуратурой области проведена проверка деятельности главного государственного ветеринарного инспектора по Астраханской области Васильева А.В. и должностных лиц учреждений, подведомственных службе ветеринарии области. В ходе проверки выявлены грубые нарушения Закона Российской Федерации «О ветеринарии», санитарных и ветеринарных правил, иных нормативных правовых актов.»
Кому интересно продолжение могут прочитать тут: http://www.astrprok.ru/?viewnews=566

«Я понимаю Ваше желание уволить Васильева, Полякова, Решетникова и др.»

Ни чего Вы Александр Вениаминович, не понимаете. Я просто даже удивляюсь: до какой степени не понимаете. Когда это я высказывал желание уволить Полякова, Решетникова и других? Или это Вы решение Коллегии цитируете? Тогда цитируете точно и обратитесь к Россельхознадзору как к организации.

«Думаю, что коллеги уловили связь с известными решениями судов Амурской области. Однако уж очень перечень невелик. Огласите уж весь список, пожалуйста.»

Пожалуйста, оглашаю: в моем списке Вы один. Надеюсь, больше там ни кто из Главных госветинспекторов не появится.

«Да и нас ли следует увольнять? Но, даже уволив нас, Вы проблему не решите.»

Еще раз акцентирую: не «нас» (всех Главных Государственных ветеринарных инспекторов, или часть из них), а Вас (Васильева Александра Вениаминовича) лично. Кстати, о Вашем увольнении ни кто вроде и не говорит. Говорят об освобождении от должности, а это разные вещи.

Вы, разумеется, считаете, что уволить, в первую очередь, надо тех (см. следующую цитату), кто хочет уволить вас? И побыстрее? Желание понятное.

Все мы уйдем так или иначе, раньше или позднее. Может меня уволят раньше Вас, может Вас раньше меня, а может мы оба до пенсии доработаем. Только давайте работать, а не как те козлики на колесиках.

«А кадровые решения — что ж, они, конечно, нужны. Давно пора, чтобы к руководству отечественной ветеринарией приходили компетентные профессионалы, не «паркетные» специалисты, а люди, знающие дело и душой о нем болеющие.»

Согласен. Только я думаю, что они и приходят.

И намек Ваш понял: буду стараться повысить свой уровень компетентности. :-)

«Чтобы высшие органы руководства ветеринарией были сплавом практики и науки, молодости и опыта, желания и возможностей.»

Опять согласен. Мы стараемся, чтобы так и было.

Какое впечатление оставила у меня Ваша статья в целом? Сложное, Александр Вениаминович. Есть в ней что-то, с чем я согласен (об этом еще скажу). Есть некий налет сожаления. В основном же она у меня впечатление нечестности оставила. Вообще писать САМОМУ письма в СВОЮ защиту я считаю занятием не достойным, а именно в этом суть Вашей публикации. Остальное – гарнир. Местами съедобный и полезный, местами – просто тошнотворный (эти места я особо отметил выше).

А пишите Вы квалифицированно: в Вас чувствуется способность манипулировать сознанием людей.

Вам бы политиком стать или проповедником. Жаль только не на мирные цели, не на созидание Вы эти способности свои направляете.

Часть вторая.

Сейчас – маленькая оговорка: у нас, в России, словосочетание «ветеринарная служба» имеет двоякий смысл.

Первое значение – буквальное – служба, от слова служить, служить государству.

Второе – расширительное, более эмоциональное, чем смысловое – все ветеринары и все ветеринарные учреждения – это ветеринарная служба. В этом есть и доля правды, поскольку если кризис, то работаем мы все вместе. А если кризиса нет – порознь.

Я буду использовать «служба» в первом смысле. Это просто чтоб не путаться в понятиях.

О поставленной проблеме, которую кратко можно обозначить так: нужно ли единство ветслужбы страны?

Я много раз повторял на собраниях-совещаниях всех уровней и в печати одну вещь: деление надзорной ветеринарной службы на субъектовый и федеральный компоненты было, на мой взгляд, не верным, не оптимальным решением. Допускаю, однако, что на тот момент времени это было оправдано политическими интересами, но тогда это интересы, лежащие вне нашей профессии.

Я, к слову сказать, не видел НИ ОДНОГО ветеринарного врача в России, который имел бы принципиально другое мнение.

Вещь это, как мне кажется, достаточно очевидная: структура ветеринарного надзора (равно как любого другого государственного, прокурорского, например) должна быть простой пирамидальной и с административным подчинением сверху донизу.

Опять вынужден пояснить термин, поскольку в статье речь в плане ветнадзора шла только в той его части, которая касается надзора за работой ветеринарных служб субъектов Российской Федерации. Это только небольшая часть ветеринарного надзора. Основную его часть исполняют как раз ветслужбы Субъектов Российской Федерации. Я использую термин «ветеринарный надзор» в общем его смысле.

Ясно, что нельзя растаскивать по субъектам государства службу, отвечающую за его безопасность, за любую ее сторону. В том числе и ветеринарную службу, отвечающую за биологическую безопасность применительно к животноводству, животному миру и, частично, за пищевую безопасность.

Нельзя потому, что осколки некогда единой ветеринарной службы (или иной надзорной, например прокурорской) неизбежно попадут под подавляющее влияние своего работодателя – администрации субъекта Российской Федерации и будут обслуживать его экономические и иные интересы, а при недостаточном внимании администрации к этой сфере будут деградировать, теряя структуру, самостоятельность, финансы, кадры и т.д. Это, собственно происходило в некоторых Субъектах Российской Федерации в недавнем прошлом и происходит сейчас.

Нельзя потому, что не удастся обеспечить единство требований, целостность программ, эффективность карантинных мер (коллеги, кто работает в ЮФО, недавно это видели на примере АЧС в Северной Осетии) и т.д.

Что же касается единства ветеринарии, не только службы, а всей ветеринарии вообще, то это вопрос очень спорный.

Даже в советские времена, при существовавшем режиме административно-командного управления, в ветеринарии страны была небольшая, но нужная и важная часть, которая была негосударственной по своей природе. Это ветеринары, работавшие в колхозах, частнопрактикующие ветеринары. Они работали в сфере услуг, хотя в моменты кризисов или плановой работы с наибольшим напряжением, они включались в работу службы.

В досоветские времена эта часть, разумеется, была относительно больше и весомее.

Теперь у нас капиталистический строй, или что-то на него похожее. Производства, в большинстве, частные. В том числе и в сельском хозяйстве. Должны ли на частных предприятиях работать НЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ ветеринары? Очевидно, что должны. На некоторых из предприятий (например, крупные убойные комбинаты) наряду с ними должны (в небольшом количестве) работать и государственные ветеринары.

Стало быть, ветеринария в наши дни ДОЛЖНА состоять из двух частей: государственной (это и есть, собственно говоря, ветслужба) и не государственной (частной). Понятно, что негосударственная часть не должна быть административно подчинена государственной. Она должна быть управляемой самоорганизующимися сообществами ветеринаров и/или администрациями предприятий и/или территорий, которые обслуживает.

Итак, резюмируя вышесказанное: ветеринарная служба (т.е. та часть отечественной ветеринарии, которая осуществляет надзор) страны должна быть единой, и должна быть федеральной, с пирамидальным административным подчинением от уровня центрального аппарата до уровня районов. Тогда она будет эффективной. Тогда будет кому обеспечить равномерность мер и требований по биологической и пищевой безопасности.

Однако, надзор сам по себе – это пустая трата сил и средств, если по результатам его не принимается должных мер. А меры могут потребоваться различные и, чтобы их осуществлять, нужна инфраструктура. Поэтому логичен и следующий вопрос.

Что еще, на мой взгляд, должно быть федеральным в ветеринарии и как оно должно быть связано с ветслужбой?

Федеральными должны быть ветеринарное образование среднее и высшее, система поствузовского обучения (или повышения квалификации по-старому), система аттестации (в настоящее время у нас в стране отсутствующая: у медиков есть, а у нас – нет. Потерялась где-то. В других развитых странах – есть) ветеринарных специалистов.

Нужно ли, чтобы эти системы образования были подчинены ветслужбе? Думаю, что нет, кроме системы аттестации. Но взаимодействовать с ней должны. Мне кажется, что оптимальным было бы подчинение всей системы ветеринарного образования не службе, а Минсельхозу. Тогда будет полноценно обеспечено единство целей, задач и интересов образовательной ветви ветеринарии и ее реальной части. Сейчас оно полноценно не обеспечено. Например, ни в одном ветвузе нет специальности «Ветеринарный надзор», а в практической ветеринарии этим занимаются десятки тысяч человек.

Почему кроме системы аттестации? Потому, что на основании данных клинической, патологоанатомической диагностики, лабораторных исследований ветслужба (и другие административные органы - региональные и федеральные) неизбежно должна будет (как и сейчас это имеет место) принимать ответственные, затрагивающие интересы масс людей и производств, решения, например, о введении карантина. Принимая их, нужно состояние обоснованной уверенности в правильности данных, на основании которых решение принимается, в уровне квалификации людей, получающих эти данные и их истолковывающих.

Федеральными должны быть НИИ ветеринарного профиля. Это очевидно: даже распространяться на эту тему смысла нет. Задача содержания, финансирования таких НИИ просто не под силу отдельно взятым Субъектам Российской Федерации, да и задачи они должны решать в масштабе всей страны.

Как они должны быть связаны с ветслужбой? Мне кажется, они должны быть ей подчинены. Именно ей, а не Россельхозакадемии в современном ее качестве. Или, как минимум, Россельхозакадемия должна быть подчинена Минсельхозу, подобно тому, как в США ARS (Agricultural Research Service – Сельскохозяйственная Научно-исследовательская служба) подчинена USDA (United State Department of Agriculture – Министерство сельского хозяйства). Сейчас, когда Россельхозакадемия подчинена не Минсельхозу, а другому министерству, она и сельское хозяйство имеют различающиеся (именно не различные, а различающиеся) интересы, а состояние (включая и материальную его часть) Россельхозакадеми не связано с состоянием сельского хозяйства, а ее ветеринарной ветви, соотвественно, с состоянием ветеринарии и животноводства.

Я отнюдь не хочу сказать, что Россельхозакадемия занимается неизвестно чем. В какой-то части интересы ее и сельского хозяйства совпадают, ученые Россельхозакадемии и ее руководящий состав (по крайней мере их часть, которая для нас хорошо заметна) помыслами, понятиями долга, патриотизма, порядочности связаны с сельским хозяйством. И это хорошо. Но было б еще лучше, если б они были связаны еще и объективными экономическими интересами. Такая связь прочнее и надежнее.

Федеральной должна быть сеть референтных лабораторий - проблемных и региональных.

Референтные проблемные ветеринарные лаборатории – это те, что занимаются конкретными проблемами (одной или немногими) - и располагаться такие лаборатории должны, как правило, в НИИ. Например, Национальная референтная лаборатория гриппа (у нас – во Владимире, во ВНИИЗЖ, в США – это Sought-East Poultry Disease Lab.) или Национальная референтная лаборатория по Африканской чуме свиней (у нас – в Покрове, во ВНИИВВиМ, в США – это ПламАйленд, в мире – это Пирбрайт лабораториес).

Они должны быть федеральными, но могут не быть принадлежащими ветслужбе. Так везде в мире и есть. Таких лабораторий в стране обычно бывает не много всего несколько, или, максимум, не более 2-3 десятков (если страна большая). Каждая из них ведет научные исследования по данной проблеме, разрабатывает средства диагностики (или индикации, если речь об угрозах неинфекционной природа) и профилактики, дает предложения по схемам мероприятий.

Аналогично – с угрозами неинфекционной патологии: должна быть референтная лаборатория, например по диоксинам. Она может, кстати, быть вообще не ветеринарной. Но должна быть федеральной и частично финансироваться ветслужбой, хотя, в зависимости от специализации, часть из таких лабораторий не должна подчиняться ветслужбе. Например, те, что работают с угрозами токсического плана, с теми же диоксинами, например. Ведь, по сути, - это химические лаборатории.

Референтные региональные ветеринарные лаборатории – это многопрофильные лаборатории, способные проводить десятки и сотни различных тестов. Эти лаборатории просто обязаны выполнять все эти тесты на высшем уровне, быть отлично обеспечены и оснащены. Прообраз такой сети сейчас создает Россельхознадзор и часть ветслужб Субъектов Российской Федерации, где сами ветслужбы и администрации субъектов ОЧЕНЬ серьезно относятся к сельскому хозяйству и пищевой безопасности. Таких Субъектов, к несчастью, пока мало.

Эти референтные лаборатории должны иметь свои зоны обслуживания, и они, в пределах данных зон, должны осуществлять методическое руководство и координацию работ других лабораторий, которые работают для ветеринарии или в ветеринарии, должны суммировать получаемую ими информацию, проводить обучение персонала и т.п..

Референтных лабораторий этого типа также не должно быть много. Для меня очевидно, что их должно быть меньше, чем Субъектов Российской Федерации, поскольку, например в Европейской части России Субъекты невелики по площади, а дорожная сеть достаточно развита. В таких условиях нет смысла содержать много лабораторий этого типа, достаточно дорогих в обеспечении.

Часть из этих лабораторий должна быть подчинена ветслужбе, часть может быть не подчинена, причем это связано с характеристиками зоны обслуживания. Например, если зона данной лаборатории расположена на границе с проблемными в плане инфекционной патологии странами, то лаборатория должна подчиняться службе.

Федеральной должна быть система лицензирования или аккредитации или аттестации (такая система в России сейчас вообще отсутствует, хотя в большинстве развитых стран имеется) лабораторий для конкретного вида деятельности. Этот тип лицензирования (аттестации, аккредитации) не имеет ни чего общего с тем, который реализует, например, Роспотребнадзор (и некоторые другие ведомства), например, аккредитация для работы с патогенными микроорганизмами. Суть этого типа лицензирования (аттестации, аккредитации) должна состоять в том чтобы начально, а затем - периодически (не реже, чем раз в год) проверять насколько правильно и надежно лаборатория проводит конкретный тест (например, МФА для диагностики бешенства). И в этом его отличие от тех процедур, которые проводят Роспотребнадзор и Гостер – они определяют наличие возможности выполнять отдельные виды работ.

Федеральными должны быть некоторые информационные системы в ветеринарии. К слову сказать, их в России в завершенном виде пока мало (в других развитых странах они уже есть).

Именно некоторые (не все) информационные системы должны быть федеральными и центральное звено их должно быть в службе, такие как:

  1. система отслеживания перемещений и транзакций (в том числе и экспортно-импортных) животных и продуктов животного происхождения (аналог европейского Трейсиса);
  2. система раннего оповещения о заразных и массовых незаразных болезнях животных;
  3. система учета и обработки диагностической информации и эпизоотического прогнозирования (ее прообразом может быть WAHID (информационная база данных Международного эпизоотического бюро);
  4. разрешительная система экспорта-импорта (она сейчас начала функционировать у нас под названием «Аргус»);
  5. система регистрации и лицензирования лекарственных средств для животных, кормовых добавок и фармацевтической деятельности;
  6. служба реестров и регистров (регистрация животных, владельцев животных, сельхозпредприятий, занимающихся животноводством, );
  7. и некоторые другие.

Федеральным должен быть комплекс ветеринарных структур, которые не являются надзорными в общем смысле этого слова. Их деятельность должна быть направлена на планирование и реализацию мер по купированию кризисов, вызванных факторами инфекционной природы, отнесенными к федеральному списку инфекций (особоопасные и экзотические).

Такой ветеринарный МЧС (ближайшим аналогом, точнее прообразом, может быть голландский Центр кризисного управления). Этот комплекс должен включать биологические предприятия, отряды быстрого развертывания (по-видимому, оптимально - по одному на каждый федеральных округ), специальные структуры (описывать не буду слишком - длинно получится). Причем мишенью работы должны быть животные вообще (сухопутные и водные), а не только сельскохозяйственные. Этот комплекс должен быть функционально подчинен ветслужбе.

Н.А. ВЛАСОВ,
Главный государственный
ветеринарный инспектор РФ

17 марта 2009 г.

Наверх

Любовь к эпистолярному жанру

Мы предвидели, что тема, затронутая в письме главного государственного ветеринарного инспектора Астрахани, затронет многих. Не проходит дня, чтобы в редакцию не пришло письмо или не раздался звонок, и все об одном и том же — разграничении полномочий. Конфликтах, возникающих между двумя ветвями ветеринарной службы.

Главный государственный ветеринарный инспектор страны, заместитель руководителя Россельхознадзора Николай Анатольевич Власов, очень широко отозвался на открытое письмо, адресованное ему. Мы не вычеркнули ни строчки. Только шуточный смайлик, который мог обидеть адресата. Мы очень благодарны, что он поделился своим видением и пониманием, какой должна быть выстроена ветеринарная служба. В этом плане у Н.А. Власова найдется немало союзников. Но многие готовы с ним поспорить: следует ли убирать руководителя службы, если он не угодил не всему Россельхознадзору, а его отдельным представителям. Мы предлагаем всем заинтересованным лицам эту полемику продолжить. Лучше бой на страницах газеты, нежели подковерные схватки и написание доносов. Приглашаем всех: и специалистов территориальных управлений, и региональных служб. Стоит ли продолжать полемику, как выбраться из существующей ситуации, одиночный ли это конфликт или это всеобщая тенденция?

Если представители Россельхознадзора чувствовали себя абсолютно правыми, почему не выскажутся и не приведут доводы в защиту своей правоты. Пусть руководители региональных управлений тоже честно скажут, всегда ли они правы.

Совещание, на котором так бурно высказывали свои мысли обе стороны, прошло. Положение осталось прежним. Но газета перед вами. Попробуем продолжить совещание на ее страницах. Мысль изреченная может привести к добру.

В соответствии с указанием Россельхознадзора от 26 августа 2008 года за №ФС-СД-2/8472 территориальным управлениям Россельхознадзора совместно с органами управления ветеринарией субъектов Российской Федерации предлагалось разработать план проведения комплексных лабораторных исследований продукции с предприятий, нарушивших российские ветеринарно-санитарные требования, с дальнейшим ежедневным отбором продукции в течение первого месяца и не реже 1—2 раз в неделю в последующие два месяца, с целью проведения исследования по показателям безопасности, по которым были допущены нарушения.

Сотрудники управления Россельхознадзора по Иркутской области, не разобравшись в поставленной задаче или не захотев разобраться, не предложив службе ветеринарии составить совместный план мониторинговых исследований (которые, к слову сказать, служба ветеринарии области проводит планомерно в течение всего года, а не в авральном режиме), засучив рукава принялись отбирать пробы продукции, зачастую путая мониторинговые исследования и отбор проб по показаниям, нарушая отдельные требования по предоставлению отчетности, но, как всегда, громогласно объявляя, вот, мол, в очередной раз спасли родину от беды. Трудно подумать, что люди, работающие фактически с нами в одной службе, не хотят отличить показуху от нормальной планомерной работы. В данном случае эти авральные действия только запутали всех, не принеся никакой пользы.

В качестве примера привожу следующее: в январе текущего года губернатору Иркутской области И.Э. Есиповскому руководителем Россельхознадзора С.А. Данквертом направлено письмо о том, что на территории Иркутской области выявлена продукция животного происхождения, произведенная на территории Иркутской области, не соответствующая ветеринарно-санитарным требованиям (10 проб). В письме предложено дать соответствующее поручение о реализации мер по обеспечению контроля безопасности продукции животного происхождения, вырабатываемой на предприятиях области, а также сообщено, что обо всех случаях выявления на территории Иркутской области некачественной продукции Россельхознадзор будет информировать его (губернатора!) регулярно.

Теперь посмотрим, что за продукцию выявили сотрудники Россельхознадзора: тушка цыпленка (объем партии 9,4 кг), результат лабораторных исследований КМАФАнМ (количество мезофильных аэробных факультативных анаэробных микроорганизмов) 1х10в5 КОЕ/г, место отбора проб — столовая ООО Кемпинг-отель «Елочка», пробы продукции были направлены на исследования по показаниям — в связи с выявленными нарушениями (отсутствие ветеринарного свидетельства), при плановой проверке проводимой сотрудниками станции по борьбе с болезнями животных.

Чтобы не занимать много места, мы не будем перечислять все наименование продукции, заметим лишь, что остальная выявленная продукция отбиралась также не на предприятиях-производителях, за исключением трех случаев, а на предприятиях торговли и общепита, с результатом лабораторных исследований превышения нормы КМАФАнМ и БГКП (бактерии группы кишечной палочки). Замечу также, что из 10 указанных выше случаев о четырех служба ветеринарии не была оповещена, а это является нарушением правил предоставления информации по формам 4 Вет –Г, утвержденных приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 2 апреля 2008 года № 189 «О регламенте предоставления информации в систему государственного информационного обеспечения в сфере сельского хозяйства». Кроме того, в большинстве случаев выявлена продукция невыясненного происхождения, и утверждение, что продукция изготовлена на предприятиях Иркутской области, безосновательно.

По результатам проверок установлено, что некачественная продукция, выявленная инспекторами областных государственных учреждений ветеринарии, дошла до своего логического конца, то есть была направлена на уничтожение или утилизацию, узнать же, куда направлена некачественная продукция, пробы которой отбирались сотрудниками Россельхознадзора, не представляется возможным. То есть выявлять — выявляем, показываем, что работаем, а судьба продукции уже никому не интересна?!

Но такие случаи не редкость: управление Россельхознадзора информирует службу ветеринарии о том, что была проведена проверка торгового предприятия, в результате которой выявлена партия свежемороженой рыбы (в размере 7333 кг) с истекшим сроком годности, и данная партия направлена на корм животным в звероводческое хозяйство. Проверяем данное предприятие — выясняется: рыба туда не поступала. Пишем письмо в управление Россельхознадзора по Иркутской области, просим разобраться, вновь получаем ответ — разобрались, рыба направлена на другое предприятие (питомник для животных). Получается, о тушке цыпленка (выявленного, кстати, инспекторами службы ветеринарии), который давно уничтожен, кричим на уровне губернатора и руководителя Россельхознадзора, попутно присваивая себе чужие заслуги, а про семь с лишним тонн рыбы, которая уходит неизвестно куда под контролем Россельхознадзора, умалчивается. Кроме того, только за 2008 год службой ветеринарии проведено исследований в целях мониторинга 1471 пробы, из них не соответствует показателям качества 82 партии, проведено исследований по показаниям 2003 пробы, всего снято с реализации 647,02 тонны, из них направлено на промышленную переработку 539,35 тонны, направлено на утилизацию и уничтожение 103,44 тонны.

В заключение хотелось бы заметить, что о вопиющих случаях нетоварищеского отношения, негосударственного, наконец, подхода, много можно еще писать, показывать нелицеприятные факты соперничества, но, господа, представляется, что пользу стране и людям принесет не слежка федерального органа госветнадзора за коллегами из госветслужбы субъектов и «смакование» в изобличающих их ошибки письмах фактов обнаружения некачественной продукции на поднадзорной (кстати, совместно) территории, а качественное выполнение своей работы, решение своих задач без «заглядывания в огород соседа». А в части лечебно-профилактических мероприятий и борьбы с болезнями животных, общими для человека и животных, лучшая помощь Россельхознадзора — совместно работать, а не вставлять палки в колеса, ведь все мы живем в одной стране, и работа, направленная на развитие государства, это наш долг гражданина России.

Б.Н. БАЛЫБЕРДИН,
руководитель ветеринарной службы Иркутской области

март 2009 г.

Наверх

Открытое письмо

Главному государственному ветеринарному инспектору Российской Федерации Н.А. ВЛАСОВУ

Как правило, начальники ветстанций отвечают за весь район, но посмотрите их зарплату — 7800 рублей. Контролирующие органы получают раза в 3—4 больше.

Уважаемый Николай Анатольевич!
Уважаемые коллеги!

ТОГУ «Мучкапская районная станция по борьбе с болезнями животных» Тамбовской области, изучив открытое письмо главного государственного ветеринарного инспектора А.В. Васильева, отмечает, что проблема охраны здоровья граждан и обеспечение безопасности продукции целиком и полностью осуществляется региональной ветеринарной службой субъекта, в районах — районной службой. Мы полностью поддерживаем главного государственного ветеринарного инспектора Астраханской области А.В. Васильева в его мнении об ответственности перед высшей исполнительной властью субъекта РФ, и утверждении, что о другой подотчетности Россельхознадзору и его территориальным структурам официально не известно и законодательно не прописано.

Ежегодно разрабатываются противоэпизоотические планы районов, согласованные с главами районов и утвержденные главным госветинспектором области.

Ответственность за профилактические и диагностические мероприятия в области, районах несут районные станции по борьбе с болезнями животных. Сейчас в районах имеется современное оборудование для определения пригодности мяса, растительных, молочных продуктов, меда, рыбы, а также кормов.

На ветстанциях ветеринарные врачи сейчас являются не контролирующим, а исполнительным органом, они выполняют все профилактические вакцинации животных, птицы и обитателей дикой природы. Стоят на страже охраны здоровья человека, продукции на рынках животного и растительного происхождения.

Как правило, сейчас производственной службы почти нет. Около 90% скота находится в частном секторе. Все ветеринарные врачи ежедневно осуществляют обход сел, приходят в частные дома прививать животных против сибирской язвы, лептоспироза, эмкара, бешенства, гриппа птиц. Контролируют убой животных, разъясняют жителям, каковы признаки той или иной болезни и как ее не допустить. Россельхознадзор занимается только проверкой. Посмотрите, какие полномочия в сфере ветеринарии были переданы Минсельхозом вновь созданному Россельхознадзору? Охрана территории РФ от проникновения возбудителей болезней животных, регистрация лекарственных средств, кормов, кормовых добавок, установление и отмена карантина на территории РФ.

Вообще станции по борьбе с болезнями животных — это мишень, они подвергаются проверкам двух инспекторов, областного и федерального. Как правило, начальники ветстанций отвечают за весь район, но посмотрите их зарплату — 7800 рублей. Контролирующие органы получают раза в 3—4 больше. Получается, наши руководители вообще не знают, чем занимается районная служба, а она стоит на переднем плане по охране здоровья человека и животных. Все средства, приносящие доход от оказания платных услуг, направляются на уплату налогов за имущество, землю, покупку приборов, оборудования, автотранспорта, горюче-смазочных материалов, диагностикумов и в последнюю очередь на оплату труда обслуживающего персонала. Ответственность перед высшей исполнительной властью субъектов и районов целиком и полностью несем только мы, т.е. районные и субъектовые службы РФ.

Конечно, кадровые решения нужны. Проблема давно назрела. Каждый здравомыслящий человек понимает, что ответственность должна быть разграничена. Ветслужбой должны руководить люди, которые понимают заботы практиков и их ежедневные задачи. Необходимо восстановить единство структуры и вертикаль управления ветеринарии РФ. Прошу опубликовать письмо в газете «Ветеринарная жизнь».

По поручению коллектива ТОГУ «Мучкапская райСББЖ»
А.П. КОРОСТЕЛЕВ, начальник ТОГУ «Мучкапская райСББЖ»

март 2009 г.

Наверх

За державу обидно

Мы никогда бы не раздували этот локальный конфликт, если бы у каждого из нас такие же конфликты с территориальными управлениями Россельхознадзора не назревали почти ежедневно. Много лет мы надеялись, что здравый смысл возобладает, и коли в законе не прописаны четко обязанности сторон, то руководители Департамента и Россельхознадзора сами такие разграничения установят, соблюдая интересы каждого. В конце концов, от непрерывных заседаний в судах, от необходимости тратить время, отвечая на доносы в инстанции, собирая доказательства неправомочности, а иногда просто ветеринарной безграмотности людей, выдающих предписания, страдает дело.

Выступление в газете заместителя руководителя Россельхознадзора Николая Анатольевича Власова мы, руководители управлений ветеринарии, главные ветеринарные инспектора районов, сотрудники лабораторий, прочитали внимательно.

К слову сказать, мы давно ждали выступления Николая Анатольевича, потому что он — главный ветеринарный инспектор страны, а потому по долгу службы должен делиться с ветеринарными специалистами, так мы полагали, планами развития ветеринарии, анализировать состояние дел, составлять прогнозы на будущее. И разбирать конфликтные ситуации. Мы не читали таких выступлений, хотя газета все время давала анонсы, мол, статья заказана, Н.А. Власов выступит.

Написал Николай Анатольевич в газету только тогда, когда с ее страниц лично к нему обратился руководитель ветеринарной службы Астрахани.

Почему мы обращаемся именно к Власову и почему именно его статья так нас задела? Мы не хотим обидеть именно Николая Анатольевича, но коль скоро он вступил с нами в переписку, мы обращаемся именно к нему. Тем более, что он и к нам, регионалам, имеет отношение, так как носит звание главного ветеринарного инспектора страны.

Еще недавно мы бок о бок с ним боролись, купируя вспышку гриппа птиц, гордились тем, что он на равных разговаривает с видными американскими учеными, читали его статьи, посвященные особо опасным заболеваниям. Но когда дело дошло до исполнения административных обязанностей, выяснилось, что нам со своими проблемами идти не к кому, нас никто не хочет выслушать, наши трудности никому не интересны, и человека, глубоко болеющего за интересы практической ветеринарии, просто нет.

Итак, мы хотим сказать, что нас удивило в письме Николая Анатольевича. На трех страницах, видимо, пост дает преимущества для предоставления газетной площади. Прежде всего, тон письма, уничтожающий человека. Россельхознадзор в лице господина Власова направил представление губернатору Астраханской области с просьбой уволить руководителя ветеринарной службы региона А.В. Васильева. Мы вправе были ожидать, что в своем ответе не одному Васильеву, а всем руководителям региональных служб господин Власов скажет: в чем так ужасно провинился А.В. Васильев, охарактеризует состояние ветслужбы Астрахани, упомянет, в чем суть конфликта его с Россельхознадзором, и как расследовали правомочность претензий другой стороны — территориальной службы. У конфликта не бывает одной стороны. Но о сотрудниках Россельхознадзора автор умолчал. Их правота или неправота даже не обсуждалась.

Мало того, свое письмо Николай Анатольевич не только в газете опубликовал, он вывесил его на сайте Россельхознадзора, чтобы все сотрудники «терупров» видели, как рьяно их защищает начальство, и знали, что их в любом случае прикроют. Мы в этом отношении беззащитны.

Мало этого, наша общая газета «Ветеринарная жизнь» всегда публикует победные рапорты Россельхознадзора, создавая картину безупречной, безошибочной работы. Ни одной критической статьи не было написано. Это настолько возмущало людей, которые работают по-черному, не зная выходных, и на рапорты не тратят рабочее время, что три региона вообще отказались от подписки на «Ветеринарную жизнь». Хотя все мы были ее подписчиками со дня создания. И это единственный орган, где мы можем поговорить о своих делах.

Мы не согласны с утверждением Николая Анатольевича, что цифры, приведенные А.В. Васильевым и доказывающие благополучие области в ветеринарном отношении, не есть заслуга руководителя ветеринарии. Вы прекрасно знаете, Николай Анатольевич, что руководитель руководителю рознь. И если у Россельхознадзора были неограниченные средства на оснащение лабораторий, например, о чем и сказал в своем выступлении на совещании его руководитель С.А. Данкверт, то руководителю региональной службы приходится проявить и энергию, и смекалку, чтоб какие-то средства выбить. И некоторые руководители могут все делать от сих до сих, главное, чтоб с Россельхознадзором дружить, тогда и представлений на них не будет, ни исков в суд. А другие выполняют свой долг самозабвенно, исходя из интересов ветеринарии.

Мы считаем, что работаем во благо службы. И потому хотим заметить, что кто-то должен проверять, какого качества составляются предписания, выдаваемые нам. Может быть (а мы уверены в этом), люди просто хотят оправдать свою зарплату и пишут такие мелочи, что порой бывает стыдно за этих специалистов.

Вы-то проверяете своих людей? Мы каждый раз читаем в своей профессиональной газете сводки «с полей», где Россельхознадзор рапортует о том, что задержали фуру с хризантемами, зараженными трипсом. Что обнаружили 20 голубей и отправили обратно. Но ведь это просто выполнение рабочих обязанностей. О чем тут рапортовать? Если б мы о таких мелочах писали рапорты, бумаги не хватило бы.

Газета, видно, все стерпит. Опубликовала сообщение, что прошла коллегия Россельхознадзора и на ней прозвучали только победные реляции.

А мы-то, наивные, если и выступаем в газете, то пишем о том, что удалось решить и какие собственные ошибки допустили. И материалы наших совещаний тоже содержат критику и самокритику. Это жизнь. В ней без ошибок не обойдешься.

И выходит, лишь одна в России безупречная организация работает — это Россельхознадзор. И в ней работают высочайшей квалификации ветеринарные специалисты, мнение которых является непогрешимым.

Но мы-то с Вами, Николай Анатольевич, знаем, что это не так. Многие Ваши работники вышли из нашей же среды, были уволены за профнепригодность или серьезные нарушения, нашли у Вас приют и стали неприкасаемыми. О деятельности других, связанных с уголовными преступлениями, мы читаем в других газетах, только не в нашей, профессиональной. Видно, что наша тоже блюдет честь мундира Россельхознадзора.

Мы не понимаем, почему в своей статье Вы не сказали, что показала проверка в Астрахани, являются ли правомочными действия сотрудника территориального управления по отношению к Васильеву или в них тоже есть перехлесты. И каким образом начальник управления ветеринарии, у которого дел выше крыши, мешает работе «терупра», как Вы изволили выразиться.

Нам кажется, что Вы, Николай Анатольевич, лукавите, когда пишете, что увольнение и освобождение от должности — это совершенно разные вещи.

Мы понимаем, что капля камень точит, и если все время задействовать прокуроров разных рангов и писать письма во все инстанции, то опорочить можно любого человека. Так, как это происходит в Астрахани.

Только делу это не подмога. И сколько бы Вы с трибун ни говорили, что территориальные управления радеют за ветеринарию, за состояние дел в региональных управлениях, это все от лукавого. Терупры мешают делу. Вместо того, чтобы вместе решать проблемы и распутывать сложные ситуации, они молча выжидают, пока регионалы «проколятся», чтобы тут же написать донос. А иначе чем они оправдают свое существование?

Даже в Ваших же материалах, написанных рапортах в лучших советских традициях и опубликованной «Ветеринарной жизнью» статье без единой поправки или хотя бы вопроса всегда перечисляются организации, которые привлекались для участия в проверках. Перечитайте эти рапорты, коль газета не удосужилась задать Вам этот вопрос. Почему там никогда не упоминается участие региональных управлений ветеринарии? Не приглашаете? Или мы вымерли? Зачем же тогда вся эта свистопляска с рапортами, доносами, исковыми заявлениями?

Вы пишете, что только в Астрахани люди враждуют. А в других регионах все идеально сосуществуют. Нет, это не так, Николай Анатольевич. Есть регионы, где волею судеб на руководящих должностях оказались люди, давно и прочно связанные друг с другом. Работали вместе много лет, например. Безусловно, старые друзья договариваются между собой и работают так, чтобы не возникало скандалов. Но ничто не вечно. Один из друзей уйдет, и новичок сразу столкнется с тем, с чем мы сталкиваемся каждый день. С подсиживанием, желанием найти соринку в глазу, радостью, когда можно кого-то «прищучить». Мы сознательно не пишем о второй части Вашего письма. О Вашем видении построения службы. Время отучило нас мечтать.

«Смиритесь», — сказал нам Сергей Александрович Данкверт на совещании. Но как мы можем смириться, если речь идет о ветеринарии. А мы ей служим всю жизнь.

P.S. Наши подписи есть в редакции. Не подписываться имеем полное право, так как не хотим, чтобы над нами упражнялись в красноречии и проявляли всю свою эрудицию и чувство юмора. К слову сказать, даже если над людьми довлеет страх остаться без работы, а в регионах это особенно страшно, испытывать такой страх не стыдно, Николай Анатольевич. У нас семьи, за нами коллективы.

15 апреля 2009 г.

Наверх

Ответ начальнику ТОГУ «Мучкапская райСББЖ» А.П. Коростелеву

Спасибо за письмо.

В нем, хотя оно и короткое, поставлен ряд важных вопросов. Часть из них совпадает с теми, что поставил в своей статье наш коллега Васильев, часть — нет. Почти все из них заслуживают коллективного осмысления и анализа причин, по которым эти вопросы, связанные с ними проблемы, возникают.

Начать свой ответ я хотел бы с общего впечатления, которое произвело на меня Ваше письмо. Оно — открытое, проникнуто заботой о состоянии ветслужбы страны в целом. Оно — не о себе, а об общих проблемах. О проблемах, которые сейчас встречаются почти повсеместно. Хорошее, одним словом, письмо.

Даже когда Вы говорили о низких зарплатах, то вроде говорили о СВОИХ зарплатах. Но говорили так, что каждому понятно, что ВАШИ зарплаты в данном случае — только пример, а говорите Вы об общей для всей страны проблеме, о том, что они везде такие у работников районного звена. На самом деле — не везде, можете мне поверить. Есть регионы, где зарплаты много выше, но их мало, очень мало. А есть, где много ниже, и их, к сожалению, предостаточно.

Есть в письме и места, где Вы высказываете мысли и делаете выводы, с которыми я согласиться не могу.

Итак, по порядку.

Ваш тезис из первого абзаца пропускаю, поскольку на него я подробно ответил в первой своей статье.

Тезис второй (тут прошу не забывать, что я, как и Вы, говорю об общих проблемах, а не о состоянии дел именно на Вашей СББЖ) — «Ответственность за профилактические и диагностические мероприятия в области, районах несут районные станции по борьбе с болезнями животных. Сейчас в районах имеется современное оборудование для определения пригодности мяса, растительных, молочных продуктов, меда, рыбы, а также кормов.» — звучит хорошо, но, хотелось бы отметить, в нем отражено более что ДОЛЖНО было бы быть, чем то, что есть на деле.

Про степень оснащенности СОВРЕМЕННЫМ оборудованием районных ветстанций в подавляющем большинстве регионов России вообще говорить всерьез нельзя. Убого оснащены они оборудованием — вот в чем горькая правда.

Оборудование и мебель в основном остались с советских времен. Здания, в основном, десятки лет (кроме косметики) не ремонтировались. Если Вы ездите по стране, то и сами должны это знать, я езжу и тоже это все вижу.

Если про бюджет ветстанций сказать, что он недостаточный, это значит ничего не сказать — он же просто нищий!

Про зарплаты (а они у вас не самые низкие: по стране есть где и по 2800 люди получают) Вы сказали и сами. Про условия труда и нагрузки Вы тоже знаете.

Пара примеров на эту тему для полноты картины по стране.

Как Вы, возможно, знаете, Россельхознадзор ведет мониторинг состояния ветеринарных служб Субъектов Российской Федерации. Его целью является сбор данных и информирование на их основе администраций Субъектов и правительства Российской Федерации об имеющихся проблемах. По ряду причин в значительной части Субъектов областное ветеринарное руководство сильно не хочет, чтобы этот мониторинг проводился. И все же данные в достаточном для понимания в целом ситуации по стране объеме аналитический центр Россельхознадзора имеет.

Итак, что мы имеем за истекший год в обеспеченности Субъектов ветеринарными учреждениями?

Их количество в 2008 году уменьшилось по стране в целом по сравнению с 2007 годом на 2345 единиц. Уменьшилось в разной степени, в Центральном федеральном округе (ЦФО) ненамного — всего на 0,5%, а в Приволжском, например, на 15%.

Площадь обслуживания, приходящаяся на одно ветеринарное учреждение (а это далеко не только СББЖ), в 20 Субъектах Российской Федерации превышает 1000 км2, а в некоторых из них достигает 6 и более тысяч квадратных километров. Самая благополучная ситуация — в ЦФО — в среднем 1 учреждение на 89 км2.

Вы говорите, специалисты СББЖ каждый день ходят по дворам? Да, работают они напряженно, если каждый день ходят по дворам.

А вот ответьте на простой вопрос: сколько раз в год специалисты СББЖ посещают каждый из этих дворов? Ведь этим характеризуется охват сельского населения ветеринарными услугами, не так ли?

Данные мониторинга говорят, что в среднем по стране на одного специалиста ветеринарной службы Субъекта Российской Федерации приходится чуть более 3 населенных пунктов. Обратите внимание, что не на 1 врача СББЖ, а на 1 специалиста ветслужб (включая центральный аппарат, лаборатории и т.д.), а среди этих населенных пунктов попадаются села с населением, исчисляемым в тысячах человек, и города. В некоторых Субъектах Российской Федерации этот показатель достигает 16 и более населенных пунктов.

Как у нас обстоят дела с нагрузкой в другом аспекте: сколько животных обслуживает одно ветеринарное учреждение и один ветеринарный специалист?

В среднем по стране на одно ветеринарное учреждение приходится 1162 условных головы. В отдельных Субъектах этот показатель достигает почти 5000 условных голов. Соответственно на 1 ветеринарного специалиста в среднем 505, а в отдельных регионах — до 2500 условных голов.

А теперь давайте посмотрим: каковы эти ветеринарные учреждения по численности персонала. В среднем по стране за 2008 год этот показатель составил 2,3 специалиста на учреждение. В ряде регионов отмечается еще и его снижение, причем существенное. Обратите внимание: ДВА и ТРИ ДЕСЯТЫХ СПЕЦИАЛИСТА на учреждение. Силища, не правда ли?

Есть и еще более интересные данные. Существует 5 Субъектов Российской Федерации, где на одно ВЕТЕРИНАРНОЕ учреждение приходится МЕНЕЕ ОДНОГО ВЕТЕРИНАРНОГО специалиста.

Теперь скажите мне: как СББЖ НЕСЕТ ответственность за зону в тысячу квадратных километров? В чем эта ответственность заключается? Транспорта и горючего в СББЖ достаточно ли даже чтобы просто регулярно объезжать эту территорию?

Вот и получается, что если забыть на время об эмоциях, то нагрузка на одного специалиста ветслужбы Субъекта — колоссальная, а обеспеченность его — никудышная во всех аспектах — от зарплаты до транспорта и оборудования. О какой ответственности можно в таких условиях говорить?

Вот и получается, что специалисты ветслужбы Субъекта «Стоят на страже здоровья человека, продукции на рынках животного и растительного происхождения.» (без всякого юмора говорю: стоят и делают что возможно.), но на страже они в большинстве Субъектов стоят без ружья, почти без пайка, в драной шинели, а к посту идут издалека и пешком.

Следующий тезис: «Россельхознадзор занимается только проверкой».

Ой-ли ...? Если что-то сложное в диагностике на вашей территории будет, куда вы пробы повезете? Не в лабораторию Россельхознадзора, случайно? А если на месте со вспышкой какой-нибудь разобраться сами не сможете, к вам кто на помощь приедет? Не специалисты Россельхознадзора из ВНИИ защиты животных? А учить своих лабораторщиков вы куда из районов отправляете? Не в ЦНМВЛ случайно? А на границе кто у нас круглый год стоит?

Следующий тезис: «Вообще станции по борьбе с болезнями животных — это мишень, подвергаются проверкам 2 инспекторов, областных и федеральных. … Получается, наши руководители вообще не знают, чем занимается районная служба, а она стоит на переднем плане по охране здоровья человека и животных.» — вообще интересный: не только Россельхознадзор, но и руководство субъектовой ветслужбы, оказывается, только и делают, что мешают специалистам районного звена своими проверками. И, несмотря на эти бесконечные проверки, не знают «чем занимается районная [вет]служба».

Это мнение, похоже, даже более радикально, чем мнение Главного госветинспектора Астраханской области. Тот говорил, что Россельхознадзор в полном составе — лодыри, бездари и дармоеды, а Вы говорите, что и центральный аппарат субъектовой ветслужбы, частью которой является и ваша СББЖ, — тоже такие же. А вы с коллегами в районе — один на один со всеми напастями и за все в ответе.

Поверьте, знаем. И руководство ветслужбы Тамбовской области делает что может для того, чтобы система ветслужбы развивалась и Россельхознадзор — тоже. Кстати, значительная часть проверок и направлена на то, чтобы понять, зафиксировать имеющиеся проблемы. Ведь без этого невозможно найти решение этих проблем. Тем более решений системных, решений общих для области или страны.

Последний тезис (Ваш последний абзац) — с ним я согласен, как уже сказал в предыдущей статье.

Финальный мой комментарий такой.

Вы говорите, что на СББЖ у вас все отлично, вы с коллегами все контролируете и за все отвечаете.

Теперь попробуйте забыть об эмоциях, вызванных статьей, которая послужила поводом к написанию Вашей. Эмоции Ваши мне вполне понятны — наболело. Но забудьте о них на время. Забудьте ненадолго о гордости за сделанное Вами и Вашими коллегами, за напряженность своего каждодневного труда. Вы — руководитель, Вам нужно трезво мыслить, анализировать, видеть проблемы.

Забыли?

Тогда повторите, что у Вас на СББЖ все хорошо.

И оборудование современное, и здание — супер, и успеваете Вы с коллегами все сделать что надо, что нет у вас в районе проблем ни с инфекционной патологией, ни с пищевой безопасностью. Нет потому, что вы НА СТРАЖЕ и у вас есть все необходимое, чтобы ее осуществлять.

И только есть две проблемы.

Одна с проверяльщиками из области и из Россельхознадзора: ходят, на всех орут, ничего не понимают, ничего не делают. Только бумаги пишут.

Вторая — с зарплатой. Да и та — не потому, что средств не хватает, а потому, что: «Все средства, приносящие доход от оказания платных услуг, направляются на уплату налогов за имущество, землю, покупку приборов, оборудования, автотранспорта, горюче-смазочных материалов, диагностикумов». А уж когда купили все — абсолютно все, что нужно для работы, — машины для специалистов, спецтехнику, современное оборудование, расходники, провели ремонт, купили горючее, компьютеры, приборы для полевой диагностики, диагностикумы и ветпрепараты и т.д., тогда только остатки направили на зарплату. Остатки, правда, очень маленькие оказались.

Получилось повторить?

Наверное, нет. Вы ж не хуже меня понимаете, что не в том главный вопрос, как Вы средства от платных услуг распределяете, а в том, что их катастрофически не хватает. В том, что охрана территории от особо опасных болезней, против которых Вы с коллегами животных вакцинируете, — это вообще должно за бюджетные деньги делаться, а не за счет заработанных вами средств от платных услуг. За деньги бюджета Субъекта Российской Федерации, между прочим, в соответствии с действующим законодательством.

Не в том проблема, кто кого проверяет, а в том, что делается по результатам проверок.

Смотрите что получается.

Евгений Дмитриевич мне сказал, что Ваша СББЖ в области — из лучших, а Вы лично — один из лучших среди руководителей СББЖ области. Ваша СББЖ является интегральной частью ветслужбы Тамбовской области.

И, несмотря на это, в работе СББЖ есть серьезнейшие проблемы, с которыми вы не можете справиться сами.

Это о чем говорит? Это говорит о том, что в ветслужбе области есть серьезные структурные проблемы.

Область — далеко не худшая в России по параметрам работы ветслужбы.

Следовательно, проблема со структурой, с обеспечением — не тамбовская только, а в целом — российская.

Ну, и уж совсем в заключение.

Если пригласите — обязательно приеду в Вашу СББЖ.

Правда, если не пригласите — не обещаю, что не приеду — мне интересно стало посмотреть. Насчет современного оборудования хотел бы пригласить Вас в одну из лабораторий Россельхознадзора, например, в Тулу, если Вы там не были еще. Если поедете — дайте знать — может, съездим вместе: я там после ремонта тоже еще не был.

Н.А. ВЛАСОВ,
Главный государственный
ветеринарный инспектор РФ

15 апреля 2009 г.

Наверх

О софизмах и афоризмах
(замечания к статье Н.А. Власова в газете «Ветеринарная жизнь» № 5 от 2009 года)

Публикация Вашей статьи, уважаемый Николай Анатольевич, удивления не вызвала. Понятно, что Ваш ответ должен был последовать. Удивляет то, что из всех возможных его вариантов Вы выбрали, на мой взгляд, наихудший, как по форме, так и по содержанию. Во первых неадекватно пространно. О «софизмах» рассуждаете, философствуете… Административным ресурсом злоупотребляете, поскольку никому другому такой возможности газета бы не предоставила.

Во вторых, стиль Вашей публикации демонстрирует явную слабость Ваших аргументов. А стиль – это важно. Некий мудрец заметил, что стиль полемики зачастую важнее ее предмета. Вы выбрали стиль ругательный, точнее оскорбительный для оппонента. Перевели стрелки на личность А.В. Васильева. Как говорится, за деревьями леса не увидели. Угрозы расточаете. Обиделись очень. Для Вас, вроде бы Главного госветинспектора страны совсем несолидно.

Теперь о содержании. Явно просматривается Ваше неверие в какие-либо побудительные мотивы кроме личных. Ну никак не может А.В. Васильев думать о благе руководимой им службы, только о своем кресле печется! Вы-то о чем, Николай Анатольевич, печетесь? Или для себя, Вы в виде исключения, допускается возможность иной мотивации?

Конечно, к авторам губительной, антигосударственной реформы ветеринарной службы страны я Вас не причисляю. Но Вы ее активный сторонник на деле. А значит разделяете ответственность с авторами, хотя в статье декларируете свое как бы критическое к ней, реформе, отношение. Кстати, а почему только сейчас Вы об этом заявляете, раньше-то Вы где были? Да и критичность Ваша сомнительна, поскольку проблемы ветеринарной службы Вы рассматриваете с позиций осуществления ветеринарного надзора. А ведь этим наша работа не ограничивается. Нельзя, с Ваших позиций, «растаскивать» службу по субъектам – попадут под влияние администраций. А вот федеральная структура видимо, никаких лоббистских влияний не испытывает? Лукавите, Николай Анатольевич! И «растаскивают» там довольно успешно, о чем свидетельствует множество уголовных дел. А Ваш тезис о том, что А.В. Васильев мешает работать теруправлению просто великолепен! Это перл достойный М.М. Жванецкого! Не углубляясь в дальнейшую и по-видимому мало продуктивную дискуссию, хочу спросить, почему свою конструкцию государственной ветеринарной службы страны Вы озвучили только сейчас? Почему не раньше, а только после публикации моей статьи?

И конструкция эта конечно не бесспорна. Полагаю, что если Ваше видение места и статуса НИИ, федеральных лабораторий, образовательных учреждений может быть принято за основу, то о структуре практической ветеринарии Вы рассуждаете туманно, поскольку себя с таковой не ассоциируете, видимо в силу своего служебного положения и личного жизненного пути.

О том, какой мы – практики (в основном с учеными степенями и званиями) видим структуру государственной ветеринарной службы страны, думаю мои коллеги выскажутся на страницах нашей газеты. Сделаю это и я, если будет возможность. Но это позже.

В целом я удовлетворен. Публикацией своей статьи я достиг поставленных целей. Во первых удалось всколыхнуть ветеринарную общественность страны. Статья сыграла роль детонатора потому, что касается самых болевых точек отечественной ветеринарии. Во вторых, она вызвала у Вас и Ваших коллег серьезную обеспокоенность и вынудила Вас к диалогу с нами, чего без этой статьи никогда бы не произошло! Ведь не лично мне адресована вторая часть Вашей статьи?

И последнее. Чтобы исключить все возможные инсинуации замечу, что считаю Вас безусловно грамотным человеком, талантливым и авторитетным ученым. И Ваш уход из НИИ – потеря для науки, а Ваш приход в практическую ветеринарию – не приобретение для нее. И не в силу каких-либо личных качеств, а в силу позиции и Вашего статуса – Вы выступаете в роли Главного государственного ветеринарного инспектора Россельхознадзора. Избавитесь от этого комплекса – и мы Ваши первые союзники. И будет очень жаль, если этого не произойдет.

С наилучшими пожеланиями.

Главный государственный
ветеринарный инспектор
Астраханской области
А.В. Васильев

17 апреля 2009 г.

Наверх

Замечания не остались не замеченными

Публикация Ваших замечаний, Александр Вениаминович, тоже не вызвала удивления. И это: «Удивляет то, что из всех возможных его вариантов Вы выбрали, на мой взгляд, наихудший, как по форме, так и по содержанию.» тоже совсем не удивительно.

Меня б удивило, если б Вы что–то хорошее сказали про стиль или содержание моей статьи. То, что Вы - мой оппонент в этой дискуссии - сочли их «наихудшими» как раз наводит меня на мысль, что и стиль и структура моего опуса были оптимальными. Поэтому пройду и по Вашим замечаниям в этом же стиле.

Итак, по порядку.

«Во первых неадекватно пространно. О «софизмах» рассуждаете, философствуете…»

Адекватно подробно, как мне кажется. Тут, видите ли, дилемма была. Или, отвечая, я должен был стиль подобный Вашему использовать, или, подробненько проанализировать с цитатами и ссылками: что Вы говорите, показать почему говорите, что говорите не так, что говорите не корректно.

Если бы подобный Вашему использовал, то получилось бы полное безобразие типа переругивания. Хотя и короче, конечно.

Просто ведь не утруждаясь доказательствами и аргументами сказать, что все в Россельхознадзоре болваны и мстители. Просто и коротко.

«Административным ресурсом злоупотребляете, поскольку никому другому такой возможности газета бы не предоставила

Почему «ЗЛОупотребляю»? Просто употребляю, точнее – использую по мере необходимости, этот самый административный ресурс. Я ж редко пишу в газету.

А что, имея административный ресурс, его не следует использовать?

Вот ведь то, что у Вас есть возможность опубликовать свои замечания к моей статье на этом сайте (весьма, кстати, посещаемом), это ж я тоже свой административный ресурс использовал.

«Во вторых, стиль Вашей публикации демонстрирует явную слабость Ваших аргументов

Стиль, Александр Вениаминович, ни как не может демонстрировать слабости аргументов. Ужасным стилем говорили и писали вещи, подвигающие массы изменять исторический путь общества, переворачивающие науки и мировоззрение. А уж сколько прелестным стилем пустопорожнего сказано и написано – это просто исчислению не поддается.

Видите, опять мне пришлось на Ваше короткое и софистическое высказывание отвечать длиннее.

«А стиль – это важно. Некий мудрец заметил, что стиль полемики зачастую важнее ее предмета

Это опять Ваш типичный прием. Вырвали кусок фразы из контекста и приписали ее «некому мудрецу» для вескости. Подсознание читающего услужливо дополнит: «некому древнему мудрецу». Стало быть, справедливость высказывания проверена столетиями.

О! Уже аргумент получился.

Вот и давайте копнем, что это за аргумент.

«Некого мудреца» зовут Померанц Григорий Соломонович. Родился в 1918 году. В 1940 закончил ИФЛИ. Воевал, на фронт пошел добровольцем, воевал достойно, дважды ранен. В 1949 г. арестован по обвинению в антисоветской деятельности (он был диссидентом в то время, публиковался в самиздате), в лагере отсидел до 1953 г. В 1956 г реабилитирован. Долгие годы работает библиографом в ИНИОН РАН.

Кроме этой работы занимается публицистикой, философией, пишет статьи, эссе на разные темы. О чем ему интересно, о том и пишет.

Стало быть, горнило столетий отпало.

Теперь посмотрим, о чем и что точно в данном случае говорил Григорий Соломонович.

Наблюдая за полемикой Солженицына с его оппонентами, он сформулировал: «Дьявол начинается с пены на губах ангела... Всё рассыпается в прах, и люди, и системы, но вечен дух ненависти в борьбе за правое дело, и потому зло на земле не имеет конца».

Это его первый «догмат» полемики.

К Вам он в полной мере относится. Напоминаю: «Посмотрим, как и кем укомплектовали территориальные управления? Теми, кто был так или иначе уволен из государственной ветеринарной службы по причине профессиональной несостоятельности или вообще никогда в ней не работал.

На деле была сформирована команда «мстителей», возглавляемая несостоявшимися администраторами и отставными милиционерами, сводящая счеты с управлением ветеринарии за свой «комплекс неполноценности».

Это и есть та самая пена. Этим Вы и насаждаете «дух ненависти», раздора, т.е. творите зло.

То, что Вы упомянули, точно звучит так: «Стиль полемики важнее предмета полемики. Предметы меняются, а стиль создает цивилизацию.». Это он сформулировал в 70-х, и назвал своим вторым догматом полемики.

В его подтексте это стиль ПОЛИТИЧЕСКОЙ полемики, политическая культура общества. Протестует он против того, что политическому оппоненту власть затыкает рот. Стало быть, за плюрализм выступает. Правильно протестует и правильно выступает: всякий должен иметь возможность быть услышанным.

Только к нашей с Вами дискуссии ни коим образом не относится: я же помогаю Вам быть услышанным, а не мешаю.

Видите? Опять у Вас коротко получилось – всего-то полторы строчки. Коротко и не по делу.

Мне, чтобы понятно было: что и о чем «некий мудрец» сказал, пришлось страницу исписать.

«Вы выбрали стиль ругательный, точнее оскорбительный для оппонента.»

Нет, Александр Вениаминович. Этот стиль Вы выбрали (см. предыдущую цитату из Вашей статьи). Выбрали и использовали против тысяч незнакомых Вам людей. В моей же статье ни какой ругани не было.

«Перевели стрелки на личность А.В. Васильева.»

Не на личность, а на побудительные мотивы к написанию Вашей статьи и на использованные при ее написании приемы.

Про то, что на что-то Вы оскорбились, сказать не могу ни чего определенного. Это слишком индивидуально. Некоторые, например, оскорбляются на то, что их ПОНЯЛИ. Другие – на то, что их НЕ поняли. Третьи – вообще не понятно на что.

«Как говорится, за деревьями леса не увидели

Да? А чему же тогда вторая половина моей статьи посвящена?

«Угрозы расточаете

Нет, не расточаю. Одно единственное, что можно было при известной степени предвзятости, расценить в моей статье как угрозу - упоминание о следующей проверке – это просто констатация. Она ж будет.

«Обиделись очень. Для Вас, вроде бы Главного госветинспектора страны совсем несолидно

Ничуть не обиделся. Во-первых, в вашей статье не было ни чего обидного в лично мой адрес. Во-вторых, я вообще не обидчивый. Так что и это Ваше «ВРОДЕ БЫ Главного госветинспектора» тоже – мимо цели пролетает.

«Явно просматривается Ваше неверие в какие-либо побудительные мотивы кроме личных. Ну никак не может А.В. Васильев думать о благе руководимой им службы, только о своем кресле печется!»

Верно. Не верю я, что Вы эту свою статью написали из любви к общественному благу. Там по всему тексту сквозит цель ее написания: меня пытаются уволить ни за что, пытается это сделать созданный зря и из одних выродков (в старом смысле использую: выродок – выгнанный из рода) созданный Россельхознадзор. Все на мою защиту!

Если б Ваша статья с годик назад появилась, то я, может, и поверил бы. И мой ответ, возможно, был бы иным.

«Вы-то о чем, Николай Анатольевич, печетесь? Или для себя, Вы в виде исключения, допускается возможность иной мотивации?»

Это Вы о моей статье? В ней я просто ответил на Ваше открытое письмо, обращенное ко мне. Если же меня кто надумает снимать с должности, уверяю Вас, я по этому поводу в газету писать не буду.

«Конечно, к авторам губительной, антигосударственной реформы ветеринарной службы страны я Вас не причисляю

Спасибо и на этом.

«Но Вы ее активный сторонник на деле

Откуда Вы взяли, что я ее сторонник? Я просто работаю в той ситуации, которая есть. В ней тоже можно делать много полезного.

«А значит разделяете ответственность с авторами, хотя в статье декларируете свое как бы критическое к ней, реформе, отношение

Снова здорово! Это опять типичный Ваш прием.

Смотрите: Вы во время реформы были на высоком посту в ветслужбе, которую собственно и реформировали. Я работал завлабом в институте медицинской вирусологии в системе АМН.

И я разделяю ответственность с авторами реформы, а Вы нет. Замечательно. Слушая вас, невольно Ювенала вспоминаешь: «sic volo, sic jubeo, sit pro ratione voluntas» (да будет воля моя вместо довода).

Со мной не пройдет. Но пасаран, Александр Вениаминович!

«Кстати, а почему только сейчас Вы об этом заявляете, раньше-то Вы где были?»

Там же и был, на той же самой позиции. И не раз о ней «заявлял» публично. Или, думаете, мне слабо самого себя процитировать?

Вот это, например, из моего доклада с Коллегии (самое начало 2007 года): «Не знаю, встречал ли кто ни будь из вас профессионального ветеринара, который приветствовал бы разделение ветслужбы на федеральную и субъектовую, на надзорную и исполнительную, мне не приходилось. Тем не менее, это уже свершившийся факт и мы должны создать функциональную структуру, которая могла бы в полном объеме решать стоящие перед ней задачи. Причем она должна соответствовать действующему законодательству, т.е. мы должны работать в двух направлениях – это совершенствование законодательства и совершенствование взаимодействия между частями ветеринарной службы России.»

Или не похоже на то, что я в статье сказал?

Теперь позвольте полюбопытствовать: а Вы раньше где были? Не процитируете себя из того же периода?

Видите, опять мой ответ гораздо длиннее, чем Ваш короткий вопрос.

«Да и критичность Ваша сомнительна, поскольку проблемы ветеринарной службы Вы рассматриваете с позиций осуществления ветеринарного надзора

Это Вам бы хотелось, чтобы она сомнительно выглядела.

Ни чего подобного. Ветеринарную службу я рассматриваю как целое. Ветнадзор только часть ее. Но в Вашей статье Вы задали тему обсуждения. Она касалась ветнадзора. Точнее надзора за ветслужбами субъектов. Еще точнее – той его части, что Россельхознадзор осуществляет. Я просто следовал этой теме.

«Нельзя, с Ваших позиций, «растаскивать» службу по субъектам – попадут под влияние администраций. А вот федеральная структура видимо, никаких лоббистских влияний не испытывает?»

Вы сами себе противоречите. Реформа Вам не нравится. Но до реформы вся ветслужба была федеральной в нашем сегодняшнем понимании. И это Вам нравилось. Что изменило Ваше отношение?

Лоббистские же влияния не зависят от структуры службы. И влияние работодателя (финансирующего и администрирующего органа власти), которому ветслужба подчиняется, совершенно не сравнимо по силе с ними.

«Лукавите, Николай Анатольевич! И «растаскивают» там довольно успешно, о чем свидетельствует множество уголовных дел

Опять Вы в своем духе: я Вам про структуру службы говорю, говорю о том, что ее нельзя растаскивать, делить, рвать на части, потому как она в таком виде не будет эффективно работать.

Вам по делу ответить не чего, так Вы взяли слово «растаскивать» и приложили ее к совершенно другому: «растаскивают» – воруют.

Вроде опять контраргумент сваяли.

Но пасаран, Александр Вениаминович! Возражая, возражайте по делу.

И при чем тут уголовные дела? Не честные люди есть в любой сфере деятельности.

«Не углубляясь в дальнейшую и по-видимому мало продуктивную дискуссию, хочу спросить, почему свою конструкцию государственной ветеринарной службы страны Вы озвучили только сейчас? Почему не раньше, а только после публикации моей статьи?»

При избранном Вами стиле дискуссия обречена быть малопродуктивной.

«Свою конструкцию» ветслужбы я не озвучил еще. Те очень некоторые ее штришки, которые в статье приведены, я озвучивал неоднократно и много раньше. Равно как и недостатки ее нынешнего устройства. Вероятно, Вам просто не настолько интересен сей предмет, чтобы Вы следили за моими выступлениями на эту тему.

«о структуре практической ветеринарии Вы рассуждаете туманно, поскольку себя с таковой не ассоциируете, видимо в силу своего служебного положения и личного жизненного пути.»

Подтекст понял: Россельхознадзор ни чем практическим в ветеринарии не занимается («в силу служебного положения»), а Вы (я то есть) ни когда и не занимались («и личного жизненного пути»). Оставляю без комментариев.

И, кстати, о структуре практической ветеринарии я вообще в статье не говорил. Не говорил потому, что это сооовсем другая тема.

«В целом я удовлетворен. Публикацией своей статьи я достиг поставленных целей

Ну и слава Богу, что удовлетворены.

Еще только раз хочу повторить, что не туда Вы свои способности направляете. К раздраю в службе дело ведете, людей подстрекаете. А надо систему настраивать, взаимодействие ее элементов.

«Во первых удалось всколыхнуть ветеринарную общественность страны. Статья сыграла роль детонатора потому, что касается самых болевых точек отечественной ветеринарии

Прямо напрашивается продолжение: «А эффект от нее обречен быть историческим, поскольку стиль, в котором я ее написал, неподражаем и совершенен

Ну что ж Вы никак дождаться не можете пока Вас другой кто похвалит… Ведь от этого же эффект гораздо лучше, чем от публично выраженного чувства самоудовлетворения.

Вы вот не поверите, наверное, но я уже Вас похвалил. Похвалил и другим в пример поставил. Только вот опубликовать не успел: Виктория Яковлевна отговорила.

«Во вторых, она вызвала у Вас и Ваших коллег серьезную обеспокоенность и вынудила Вас к диалогу с нами, чего без этой статьи никогда бы не произошло!»

Подтекст опять понятен: «Ваших коллег» должно еще раз показать, что ветслужба разделена на Ваших коллег (это настоящие ветеринары) и моих коллег (это «несостоявшиеся администратораторы и отставные милиционеры» и прочие лица, уволенные за профнепригодность из ветслужб субъектов).

И опять тот же снобизм и высокомерие, что Вы так выпукло проявили в первой своей статье.

Но пасаран, Александр Вениаминович!

Мои коллеги – это и ветеринары и не ветеринары, что работают на благо биологической и пищевой безопасности России и других стран. Вы, кстати, тоже в числе моих коллег, хоть и приболели излишней пассионарностью.

Диалог же со мной – это очень просто для всех, кто хочет этот диалог вести. Он и идет, этот диалог, уже не первый год. По самым разным поводам.

Говоря про обеспокоенность, Вы даете не адекватную оценку. У меня она интерес вызвала, а не обеспокоенность. И еще желание показать зачем она была написана.

Ведь не лично мне адресована вторая часть Вашей статьи?»

Конечно не ТОЛЬКО лично Вам. Всем она адресована, как и первая ее часть. Всем, значит и Вам тоже.

«И последнее. Чтобы исключить все возможные инсинуации замечу, что считаю Вас безусловно грамотным человеком, талантливым и авторитетным ученым. И Ваш уход из НИИ – потеря для науки, а Ваш приход в практическую ветеринарию – не приобретение для нее. И не в силу каких-либо личных качеств, а в силу позиции и Вашего статуса – Вы выступаете в роли Главного государственного ветеринарного инспектора Россельхознадзора. Избавитесь от этого комплекса – и мы Ваши первые союзники. И будет очень жаль, если этого не произойдет

И опять Ваш стиль: словами сказать одно, а подтекстом – совсем другое.

Разбираем.

Словами сказано: «считаю Вас безусловно грамотным человеком, талантливым и авторитетным ученым. И Ваш уход из НИИ – потеря для науки,».

Звучит, и, казалось бы, свидетельствует о Вашей беспристрастности.

Но потом Вы добавляете: «Ваш приход в практическую ветеринарию – не приобретение для нее.» и все ставится на свои места.

А что ж так? Неужто «талантливому ученому» ну совсем нечего делать в отечественной практической ветеринарии? Неподходящее она место, что ли, для талантливых?

Нужное впечатление у читающего уже почти сформировано. И ученый какой-то сомнительный и в ветеринарию пришел зря.

Дальше добавим еще немножко: «не приобретение для нее. И не в силу каких-либо личных качеств, а в силу позиции и Вашего статуса – Вы выступаете в роли Главного государственного ветеринарного инспектора Россельхознадзора.» и дело в шляпе.

Выступает Николай Анатольевич в роли, в природе отсутствующей. А главного госветинспектора России нет.

«Спасибо, иного не ждал!» ;-)

Вот и прошли мы по Вашим замечаниям

Хочу отметить, что все они не касаются того, что было Вами объявлено в качестве предмета обсуждения, т.е. структуры ветслужбы. Это показательно и еще раз говорит о том, зачем Вы на самом деле свою статью писали.

В завершение я вот что сказать хочу.

Читает сейчас кто-то из наших молодых коллег эту полемику и думает: «паны дерутся…».

И этот гипотетический (а я на 150% уверен, что кто-то из наших молодых, да и не очень молодых коллег так УЖЕ сказал) коллега прав отчасти.

Прав потому, что Вы ведете дело к расколу ветслужбы. Мало того, что она уже разделена административно, так Вы ее еще и хотите взаимной враждебностью разделить. В подоплеке же у Вас просто банальная борьба за удержание своей власти. Власти, которую Вы могли бы использовать во благо и при той ситуации, что мы имеем.

Прав потому, что в низовом звене ветслужб сейчас плохо и проблемно. И с зарплатами, и с обеспеченностью, и с организацией. Вот о чем думать надо, над чем работать.

Еще раз предлагаю и Вам, и остальным нашим коллегам обсуждать то, что обозначено предметом дискуссии, а не личные амбиции и интересы.

И уж совсем в заключение всем: Со светлым воскресением.

Писано в воскресенье 19 апреля 2009 года.

Н.А. ВЛАСОВ,
Главный государственный
ветеринарный инспектор РФ

20 апреля 2009 г.

Наверх

Противостояние

Создание Россельхознадзора воспринималось как помощь ветслужбе субъектов, а получилось, противостояние, в некоторых, как у нас латентное. Конечно же все проверки проводятся одновременно и по определённой тематике. Действительно проверены ветлаборатории и оштрафованы заведующие, но ведь что это даёт в направлении улучшения оснащения?

У ветслужбы столько нерешённых проблем, а мы вместо их решения создаём новые в поисках компромата, да такого чтобы поэффектнее уколоть, а то и просто раздавить "противника", но всё с той же благой целью - качественно улучшить службу! Мне кажется, что если не получается идти вместе, то надо хотя бы в одном направлении.

Главный ветеринарный врач района А. А.Ларкин
Белёв, Тульской обл.

17 апреля 2009 г.

Наверх

Еще одно мнение

Уважаемый Николай Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Считаю ту полемику, которая развернулась на страницах сайта вредной и опасной, необходимо не спорить, а честно трудиться, не противопоставлять себя друг другу, а уважая друг друга конструктивно и плодотворно работать. Всем и так ясно, что административная реформа ничего хорошего не дала и это не только в ветеринарной службе.

Считаю необходимым создать эффективную вертикаль государственной ветеринарной службы, сделав её полностью федеральной.

Выведя её из подчинения органам государственой власти субъектов Российской Федерации (Аминистрациям и Правитаельствам областей), сделав её независимой.

Для примера можно взять органы госсанэпиднадзора ( роспотребнадзора), которые хотя и разделены на надзорные органы и органы, занимающиеся оказанием услуг, но всё таки остались полностью федеральными, то есть независимы. Или органы прокуратуры которые имеют строго отлаженную независимую вертикаль. Это позволит централизовать управление ветеринарной службой в России. Вернуться к прежней трёх ступненчатой структуре.

На уровне федерального центра - Федеральная ветеринарная служба, которая будет осуществлять организацию, управление ветеринарией России и функции государственного ветеринарного надзора и которой будут подчиняться все ветеринарные учреждения России.

На уровне субъекта РФ - управление ветеринарии субъекта, которое будет осуществлять организацию, управление ветеринарией и функции государственного ветеринарного надзора на территории субъекта РФ и которому будут подчиняться областнные, городские и районные ветеринарные учреждения.

На уровне районов и городов соответствующие ветеринарные учреждения, которые будут выполнять функции организации и управления государственной и производственной ветеринарной службой районов и городов, государственный ветеринарный надзор на закреплённой территории и непосредственно проводить диагностические, противоэпизоотические, лечебно - профилактические и ветеринарно - санитарные мероприятия.

Ветеринарные мероприятия осуществлять на основе софинансирования федерального бюджета, бюджета субъекта РФ и муниципалитетов.

А.В. Отряскин
ветврач Сокольской районной станции по борьбе с болезнями животных Вологодской области

04 мая 2009 г.

Наверх

Хочу высказать свое мнение

Хочу принять участие в обозначенной дискуссии, высказав свое мнение. Я, Махнева Алла Павловна, начальник организационно-аналитического отдела Управления Россельхознадзора по Челябинской области, около тридцати лет проработала в АПК Челябинской области после окончания Троицкого ветеринарного института в 1981 году. Работала ветеринарным врачом в птицеводстве, главным ветеринарным врачом объединения «Челябптица» более 16 лет, работала ветсанэкспертом в городской ветеринарной инспекции г. Челябинска семь лет.

В 2005 году, когда образовывалось в Челябинской области Управление Россельхознадзора, перешла на работу в федеральную службу главным специалистом отдела внутреннего ветеринарного надзора. Таким образом, с полным основанием могу сказать, что знаю работу ветеринарной службы во всех ее «ипостасях»: как со стороны ветеринарных служб производства, так и со стороны ветеринарных служб и субъекта, и Федеральной службы.

Необходимо отметить, что в момент становления Управления Россельхознадзора по Челябинской области в 2005-2006 годах между ветеринарными надзорными отделами Управления и городской ветеринарной инспекцией возникали определенные конфликтные ситуации – главный ветеринарный врач г. Челябинска болезненно относился к инспектированию специалистами Управления работы ветсанэкспертов на предприятиях мясопереработки города. Часто при проведении проверочных мероприятий выявлялись нарушения: отсутствие ветеринарных сопроводительных документов, мясо без клейм. Специалистами Управления составлялись акты, информировалось управление ветеринарии Челябинской области. Не всегда с результатами проверок соглашались специалисты ветеринарной службы, возникали конфликтные ситуации.

Однако сейчас, во многом благодаря большому опыту и знаниям руководителя нашего Управления С.Я. Наумова, правильному выстраиванию отношений между управлением ветеринарии Челябинской области и Управлением Россельхознадзора, наши службы работают слаженно, проводя много совместных мероприятий. С начала 2009 года проверено 21 свиноводческое хозяйство по выполнению Постановления Губернатора Челябинской области № 355 от 31.10.2008 «О мерах по профилактике африканской чумы свиней», продолжается совместная работа по профилактике заноса на территорию области вируса гриппа птиц, проверено 5 птицеводческих предприятий. Сейчас обсуждается ситуация с вирусом типа А Н1N1, разрабатываются меры по противостоянию этому опасному заболеванию.

Совместная работа наших ветеринарных служб отмечалась на коллегии Россельхознадзора. Я думаю, что наша область ни единственная, где ветеринарные службы не пытаются «тянуть одеяло на себя», правдами и неправдами отстаивая свою правоту, а просто работают вместе.

Работы этой очень много и, если это ветеринарные специалисты, болеющие душой за общее дело, то главное все-таки – обеспечение эпизоотической безопасности территории, за которую они совместно отвечают! Может быть, стоит задуматься именно об этом.

С уважением, Алла Павловна Махнева

01 июня 2009 г.

Наверх